Статьи / Рубрика: Global

Статьи по мировой экономике на английском языке
Июль - Август 2012 | Global

Сторонникам социалистических идей рано торжествовать по поводу победы Франсуа Олланда на президентских выборах во Франции. Состояние экономики, казны и финансовых рынков не дает новому правительству большого пространства для маневров. Об этом говорит не мало экспертов в статьях по мировой экономике на английском языке с переводом на другие языки мира.


В доверии отказано

В том, что французы отказали в доверии Николя Саркози, нет ничего удивительного. После отчаянных попыток оправиться от шока 2009 года экономика увязла в состоянии, близком к стагнации, безработица вернулась на уровень 10% – максимальный за 12 лет. Усилия, направляемые правительствами Европы на спасение евро, только усугубляют положение. По условиям соглашения, заключенного странами ЕС в декабре прошлого года, Франция обязалась снизить дефицит бюджета до 3% ВВП уже в 2013-м. А это предполагает сокращение государственных расходов как раз в тот момент, когда экономика выиграла бы от их наращивания. Наконец, на исходе президентских выборов сказался и чисто эмоциональный фактор. Как говорится в одной из научных статей по экономике на английском языке, неприязнь общества к богатым, капиталистам и вообще всему, что ассоциируется со сверхдоходами и элитарностью, уже давно не была такой острой, поэтому освещаемые бульварной прессой подробности семейной и светской жизни Николя Саркози и Карлы Бруни вызывали у многих избирателей вполне понятное раздражение. Такое мнение эксперты выражают в большинстве экономических статей, в том числе из журналов, публикующих статьи по финансам. Ведь мировая политика напрямую связана с экономикой.

Стрелы Робин Гуда

Зато предвыборные обещания Франсуа Олланда, напротив, согрели их души. Дело, конечно, не ограничится уже утвержденным сокращением зарплат самого президента и членов кабинета министров на 30% – мерой откровенно популистской и, с точки зрения экономии, чисто символической. Главная идея социалистов – перенести часть налогового бремени на богатых: для доходов, превышающих €150 тысяч в год, маржинальная (то есть взимаемая с суммы сверх этого порога) ставка составит 45%, а получателям миллионных доходов придется платить все 75%. Более жестким станет налогообложение имущества и наследства. Новации затронут и бизнес: ему грозит не только повышение ставок, но и отмена большого числа льгот и закрытие всевозможных лазеек. Повод для особого беспокойства есть у банкиров, которых Франсуа Олланд объявил своим «сильнейшим противником» в ходе предвыборной кампании. Их ждет увеличение налога на прибыль на 15% и принудительное отделение розничных операций от спекулятивных. Кроме того, новый президент – сторонник введения общеевропейского налога на финансовые транзакции. Эту меру, впрочем, поддерживал и Николя Саркози, зато ее категорически отвергают в Лондоне.

Другой идеей, нашедшей горячий отклик у французов, стало смещение фокуса бюджетной политики с фискального сжатия на поддержку экономики и социальных программ. В частности, речь идет о найме 60 тысяч работников в школах и создании 150 тысяч рабочих мест в бюджетном секторе. Кроме того, новое правительство намерено скорректировать начатую предшественниками пенсионную реформу: повышение пенсионного возраста с 60 до 62 лет не затронет тех, кто имеет стаж работы 41 год и более.

Правда, в условиях долгового кризиса бюджетная политика перестала быть для стран Еврозоны исключительно внутренним делом – и Франсуа Олланд неоднократно подчеркивал свое ответственное отношение к международным обязательствам. Его правительство сделает все возможное, чтобы дефицит бюджета сократился с прошлогодних 5,2% до обещанных 3% ВВП в следующем году. Однако при этом одним из первых вопросов, поднятых новым президентом на встрече с канцлером Германии Ангелой Меркель, стала корректировка общеевропейской стратегии борьбы с кризисом. Суть ее, по мысли Франсуа Олланда, должна заключаться в дополнении «пакта о бюджетной экономии» «пактом о росте». Например, можно было бы выпустить облигации ЕС и полученные деньги вкладывать в инфраструктурные проекты, стимулируя тем самым создание новых рабочих мест. В Берлине подобные рассуждения были выслушаны без всякого восторга.

Между Швецией и Грецией

Впрочем, главная проблема нового кабинета вовсе не в том, что международные договоренности связывают ему руки. Построению социализма мешают экономические реалии, и в первую очередь – плачевное состояние государственных финансов. Госдолг приближается к отметке 90% ВВП, его обслуживание обходится стране в 2,5% ВВП. Пенсионная система в хроническом дефиците. Учитывая греческую драму, Франция просто не имеет права дать финансовым рынкам повод сомневаться в ответственности ее бюджетной политики: любой неосторожный шаг грозит выходом ситуации из-под контроля и катастрофой для всей Европы. Судя по всему, Франсуа Олланд это прекрасно понимает. Он поставил цель полностью ликвидировать дефицит в 2017 году (Николя Саркози планировал достичь ее на год раньше). Ради этого сейчас проводится полная ревизия бюджета, которая должна выявить все резервы – как экономии и перераспределения финансирования в расходной части, так и наращивания доходов.

Резервы первого рода во Франции, безусловно, есть: ни у одной страны в Западной Европе нет такого высокого соотношения государственных расходов к ВВП – почти 56%. Другое дело, что использовать их будет политически непросто: сжатие госпрограмм – это совсем не то, за что Франсуа Олланда поддержали избиратели. А вот пополнить казну за счет повышения налогов будет трудно по экономическим причинам. Государственные доходы по итогам прошлого года и так приближаются к 51% ВВП – это также один из самых высоких показателей в Европе (здесь Франция уступает только скандинавским странам и Дании). Утяжеление налогового пресса для богатых французов может вызвать их отток в другие страны, прежде всего в Великобританию и Швейцарию. Собственно, этот процесс уже идет с тех пор, как предыдущее правительство начало повышение налогов, а нападки на обладателей крупных капиталов стали одной из главных тем в предвыборной риторике едва ли не всех кандидатов в президенты. По той же причине не имеет большого смысла одностороннее введение налога на финансовые транзакции: он может стать эффективным инструментом, если будет введен как минимум во всей Европе. Что касается дополнительного обложения доходов верхушки среднего класса, то оно нанесет еще один удар по и без того слабому потребительскому спросу.

Таким образом, Франсуа Олланду и его команде предстоит решить нетривиальную задачу и найти правильный баланс между верностью социалистическим идеям и доверием инвесторов. Насколько хорошо он с этим справляется, станет известно в ближайшие месяцы, когда планы нового французского правительства обретут более четкие очертания.

Текст: Анна Ким


Все статьи в полном объеме доступны пользователям нашего мобильного приложения

Available on the AppStore