Статьи / Рубрика: Global

США нацелились на Азию
Июнь - июль 2014 | Global

Азиатско-Тихоокеанский регион (АТР) за последнее десятилетие продемонстрировал внушительные темпы экономического роста и добился определенных успехов в снижении бедности. Многие эксперты при этом заговорили о смещении центра силы и экономической жизни из Европы в Азию. На роль регионального лидера претендует Китай, но и США предпринимают попытки упрочить свое влияние в регионе, в том числе и с помощью нового интеграционного объединения – Транс- Тихоокеанского партнерства.


Политика в АТР занимает все более важное место во внешнеполитической риторике США. Особый упор при этом в настоящее время делается на новый интеграционный блок, на основе которого планируется создание зоны свободной торговли, охватывающей весь регион. Проект Транс- Тихоокеанского партнерства (ТТП), несомненно, считается одним из главных приоритетов администрации Барака Обамы и является альтернативой китайскому проекту – Всестороннему региональному экономическому партнерству (RCEP), который также находится в переговорной стадии.

Об отличительных чертах и преимуществах ТТП корреспондент WEJ поговорил с международными экспертами. По мнению профессора Университета имени Джорджа Вашингтона Генри Нау:

Исключительную природу ТТП отмечает Сьюзан Ааронсон, исследователь международных отношений из Университета Джорджа Вашингтона, отметившая, что:

На сегодняшний день в переговорный процесс о создании ТТП вовлечено двенадцать стран, на долю которых приходится почти 40% глобального ВВП и 26% мировой торговли. Если сторонам удастся найти компромисс и соглашение будет достигнуто, ТТП станет самой крупной зоной свободной торговли в мире. В качестве крупнейшей экономики США (три четверти от суммарного ВВП всех предполагаемых членов), несомненно, доминируют на переговорах. Дальнейший список участников по размеру экономик выглядит следующим образом: Япония, Канада, Австралия, Мексика, Малайзия, Сингапур, Чили, Перу, Новая Зеландия, Вьетнам и Бруней. К тому же в присоединении к соглашению выражает заинтересованность и Южная Корея, что потенциально может значительно увеличить экономический вес ТТП. С некоторыми из будущих членов организации США уже имеют двусторонние договоренности по ликвидации таможенных барьеров.


– считает Джозеф Пелзман, профессор экономики и международных отношений Университета Джорджа Вашингтона.

Скот Миллер, эксперт Центра международных и стратегических исследований, рассказал WEJ о роли ТТП и изменениях, которые несет в себе соглашения для участников, уже подписавших двусторонние пакты о свободной торговле с США:

Первоначальный состав ТТП, как мы видим, не включает многие крупнейшие экономики Азии (такие как Китай или Индия), и рассматривается скорее как прелюдия к гораздо более широкой экономической интеграции, охватывающей большинство государств АТР. В целом на долю всего региона приходится около 60% глобального ВВП и более 50% мирового экспорта, что открывает огромные перспективы для дальнейшего расширения состава ТТП. С целью будущего расширения азиатской зоны свободной торговли Барак Обама даже предложил Китаю принять участие в проекте. Однако последнему оказалось интереснее развивать собственную интеграционную структуру.

В действительности ТТП является амбициозной попыткой сформировать всеобъемлющее соглашение, которое позволит не только снизить тарифы и другие барьеры для открытия рынков, но и установить стандарты по целому ряду вопросов, затрагивающих торговлю и международную конкуренцию. Важное место на переговорах занимают вопросы, касающиеся выработки правил о правах интеллектуальной собственности, государственных закупок и роли государства в частных предприятиях. В предварительном варианте договор имеет 29 глав, посвященных широчайшему кругу вопросов – от финансовых услуг до телекоммуникаций и санитарных норм для производства продуктов питания. Некоторые положения договора требуют серьезного изменения существующих законов и стандартов, принятых в странах-участницах. Конкретные и точные формулировки, рассматриваемые участниками переговорного процесса, до конца не известны. Переговоры проходят в обстановке секретности, а прессе и международной общественности приходится довольствоваться информацией, предоставляемой официальными представителями делегаций и материалами, случайно попадающими в сеть.

Большинство аналитиков рассматривают либерализацию торговли в качестве стимула для роста экономики. Что касается выгоды ТТП для США, то, помимо усиления влияния в регионе, соглашение имеет потенциал для увеличения американского экспорта и инвестиций за счет снижения тарифов и обеспечения равных условий на крупных или быстрорастущих рынках. Помимо этого, увеличение экспорта в теории должно привести к росту внутреннего производства, а, следовательно, и созданию новых рабочих мест и наращиванию ВНП. По информации Белого дома, ТТП в будущем способствует созданию новых рабочих мест в стране, и к 2025 году обеспечит дополнительные $ 123,5 миллиарда в год к американскому экспорту. А Институт мировой экономики Петерсона (The Peterson Institute for International Economics) оценивает будущую выгоду от свободных границ следующим образом: В случае если состав участников останется неизменным, США ежегодно буду выручать на $ 78 миллиардов больше. А при самом смелом сценарии расширения зоны свободной торговли до границ всего АТР – выгода США ежегодно будет оцениваться в $ 267 млрд.

Как и любое другое многостороннее торговое соглашение (вспомните только бесконечно тянущийся Дохийский раунд ВТО), ТТП сталкивается с трудностями. Каждая страна, участвующая в переговорном процессе, имеет ряд продуктов, которые она хотела бы защитить. США стремятся получить доступ к мощному аграрному сектору Японии, в том числе и на рынок риса. Австралия и Новая Зеландия хотят получить больших преференций для своих молочных товаров, а Вьетнам для экспорта текстиля и обуви. Помимо автомобильных компаний, американские производители сахара и текстиля выражают обеспокоенность в связи с повышенной иностранной конкуренцией. Противоречия между сторонами урегулировать пока не удается, и сроки вступления в силу ТТП остаются не ясными. Споры вызывает, в частности, и такое обсуждаемое положение, как необходимость сокращения поддержки предприятий, частично и/или полностью принадлежащих государству, с целью стимулирования их конкуренции с частным сектором.

По мнению профессора Пелзмана:

Эксперты расходятся в оценках сроков вступления соглашения о ТТП в силу.


– считает профессор Нау. Более конкретным и позитивным в своих оценках перспектив ТТП оказался г-н Миллер, заявивший, что «процесс согласования ТТП, скорее всего, будет завершен в 2015 году, а вступит в силу в 2016-м или 2017-м».

Текст: Ольга Ирисова


Все статьи в полном объеме доступны пользователям нашего мобильного приложения

Available on the AppStore


Вы не можете оставить комментарий анонимно. Нужно авторизоваться. Попробуйте, это очень просто!

Нет комментариев. Почему бы Вам не оставить свой?