Статьи / Рубрика: Компании и рынки

Азия уходит в космос
Апрель 2014 | Компании и рынки

Традиционные космические державы на сегодняшний день отходят на второй план, а их место занимают азиатские страны. При этом успех одной мгновенно влечет за собой ответные действия других региональных игроков, стремящихся повторить или превзойти успех. Логика космической гонки снова в действии.


Азиатские державы на протяжении последнего десятилетия отвоевывают себе все больше места и веса на международной арене. Экономики этих стран демонстрируют высокие темпы роста, инвестиционная привлекательность региона гораздо выше среднемировой, а понятие «технический прогресс» и «инновации» все чаще ассоциируются именно с ними. Не удивительно, что на волне подобного прогресса азиатские лидеры стремятся ни в чем не отставать, а даже и опережать Запад. Сегодня особенное внимание государства региона уделяют целям масштабным по своей природе и космическим по своей сути. Уже сейчас среди шести самых развитых в технологическом отношении космических держав, наряду с США, Россией и Францией, прочно закрепились три азиатских гиганта: Китай, Япония и Индия. Учитывая не простые двусторонние отношения этой троицы, вполне вероятно, что следующим полем военного противостояния для них станет именно космос. А пока речь скорее идет о появлении в регионе явления под названием «космическая гонка».

Помимо Китая, Индии и Японии, активно расширяют свои космические возможности и такие азиатские государства, как Южная Корея, Пакистан, Северная Корея, Индонезия, Австралия, Малайзия, Сингапур, Тайвань, Таиланд и Вьетнам. Примечательно, что именно благодаря инвестициям развивающихся стран глобальные расходы на развитие космических программ за последнее десятилетие увеличились вдвое.  Так, согласно данным консалтинговой компании «Евроконсалт», специализирующейся на аэрокосмической отрасли, глобальные расходы на космические программы в 2012 году составили 73 млрд долларов против 35 млрд в 2000 году. При этом бюджет американского НАСА за этот же период сократился на 1 млрд долларов, составив в 2012 году $ 17,7 млрд против $ 18,7 млрд в 2000-м. Подобная динамика прослеживается и среди других развитых стран. С другой стороны, самый стремительный рост финансирования космических программ наблюдался в таких азиатских странах, как Бангладеш, Лаос, Индонезия, Малайзия, Таиланд и Вьетнам. Не стоит, однако, забывать, что начали они это десятилетие практически с нулевых позиций, отсюда и двузначные темпы роста. 

Освоение космического пространства азиатскими державами значительно отличается от европейских тенденций, которые строятся на принципах сотрудничества. Усилия 20 европейских стран объединены в рамках совместно финансируемого Европейского космического агентства (ESA). С годовым бюджетом свыше 5 млрд долларов ЕSА осуществляет научные исследования и разработки, а также реализует ряд значимых космических проектов в научных и коммерческих целях. Несмотря на то, что члены этого Агентства часто спорят между собой по вопросам распределения бюджета организации, они разделяют единую точку зрения в отношении космической безопасности. Также страны ESA признают потребность коллективного подхода к решению проблем и делают ставку на правовые способы преодоления противоречий.  Так, в декабре 2008 года европейские страны разработали своеобразный «кодекс поведения» в космосе с целью предотвращения будущих конфликтов и увеличения глобального космического сотрудничества. На данный момент Агентство работает над тем, чтобы кодекс получил более широкую международную поддержку.

Космические державы Азии проводят абсолютно противоположную изолированную политику, не делятся информацией, а также имеют огромные расхождения точек зрения относительно их космических целей. Эти страны сосредоточены на развитии собственных национальных космических программ, игнорируя многосторонние подходы. Учитывая враждебные двусторонние отношения между некоторыми азиатскими государствами (в частности, по линии Китай – Япония, Индия – Китай, Япония – Южная Корея, Южная Корея – Северная Корея), вполне очевидно, что их национальные космические программы в определенной степени направлены на соперничество друг с другом. 

О существующем космическом соперничестве корреспонденту WEJ рассказал директор Института космической политики Университета Джорджа Вашингтона Скот Пэйс: «Между этими странами существует соперничество и все понимают, какое важное значение для престижа страны имеет освоение космоса. Но при этом речь не идет о прямой конкуренции наподобие той, которая  происходила в эпоху холодной войны. Каждый народ преследует свои национальные интересы и, скорее всего, продолжит делать это независимо от действия своих соседей. В случае Японии – растет интерес к использованию космоса для программ национальной безопасности (частично это реакция на действия Китая и Северной Корее) и в коммерческих целях для стимулирования экономического роста. В Китае космические достижения используются для укрепления престижа коммунистической партии Китая, повышения качества отечественной промышленности, создания новых научных и инженерных талантов и получения инженерно-технического опыта, который применим к большинству систем вооружения, а также для коммерческой инфраструктуры. Индия, пожалуй, больше других имеет представление о масштабах развития космической программы Китая и обеспокоена слабостью собственной авиационно-космической промышленности. В этой связи она выразила заинтересованность в более масштабных космических проектах, в том числе и касательно полетов человека в космос».

Некоторые эксперты, однако, говорят о глобальной взаимозависимости всех участников космических исследований, подчеркивая, что о конкуренции и соперничестве речь может идти только в некоторых областях космической политики. «В деле освоения космоса все, включая и США и другие страны, зависят от успеха или неудач космических программ друг друга. Космос является зоной глобальной активности и проблемы с запуском и эксплуатацией могут оказывать влияние на все другие народы. Конкуренция существует в нескольких областях: 1) приобретение коммерчески полезных нагрузок для получения твердой валюты (т. е. экономическая конкуренция), 2) технологическая конкуренция, которая означает обладание самыми сложными  передовыми и надежными методами доступа и использования космоса, и 3) использование космоса для обеспечения безопасности и обороны – предположительно мирными и неагрессивными способами. Я бы не рассматривал исследование космоса (т. е. науку и программы по приобретению знаний) в качестве конкурентного направления. Это в большей степени  совместное предприятие, в которое каждый народ вносит свой вклад в виде имеющихся у него знаний», – сообщил в интервью Генри Хертцфилд, помощник директора Центра международной науки и технологий Университета Джорджа Вашингтона. 

Региональный лидер

Бесспорным драйвером космической гонки среди азиатских государств является Китай.  Китайское национальное космическое управление (CNSA) имеет хорошо развитую программу подготовки астронавтов и орбитальную лабораторию Тяньгун-1 – свободно летающую пилотируемую орбитальную станцию, аналогом которой до Китая обладали только США и СССР/Россия. Первый пилотируемый корабль Китая вышел на орбиту еще в октябре 2003 года, превратив его в первую азиатскую страну, отправившую человека в космос. Этот успех Китая планирует повторить Индия только к 2015 году, а Япония к 2020 году.  Таким образом, именно Китай с начала 21 века является лидером азиатской космической гонки. В январе 2007 года КНР подтвердила свое звание, став первой азиатской военно-космической державой после того, как отправила на орбиту противоспутниковую ракету для уничтожения своего устаревшего метеорологического спутника.

«Если лидерство измерять ежегодно потраченными деньгами, то, безусловно, Китай является лидером по финансированию космических исследований. У Китая несколько стационарных пусковых комплексов, множество спутников на орбите, только что приземлился их марсоход на Луне. К тому же Китай самостоятельно отправлял человека в космос на собственных транспортных средствах и космической платформе. При этом Индия и Япония имеют очень развитые технологии, но меньшие космические программы», – считает г-н Хертцфилд.

В 2008 году Китай осуществил свой первый выход в открытый космос, а в 2012 году он достиг своей первой пилотируемой космической стыковки, что является важным шагом в стремлении страны к запуску космической станции к 2020 году. Ни одна другая азиатская страна в настоящее время не может составить Китаю конкуренцию по части создания собственной космической станции. Весьма показательно, что стремление Пекина ввести в эксплуатацию свою космическую станцию к 2020 году по срокам совпадает с планируемым закрытием МКС. До сих пор страны-партнеры не разработали единого четкого плана по замене МКС, поэтому в случае успеха китайской космической станции Пекин возьмет пальму первенства и над традиционными космическими державами.

В ответ на космическую экспансию Китая значительно активизировались и другие региональные игроки. Японское космическое агентство (JAXA) также может побороться за звание азиатского лидера в сфере космических исследований. Безусловно, в этом регионе JAXA самый опытный игрок, известный своими новаторскими техническими решениями и многочисленными беспилотными научными межпланетными миссиями. Еще в 2007 году Япония направила свой космический корабль Kaguya на Луну, став таким образом четвертой страной (после США, России и ЕС), достигшей лунной поверхности.  Помимо этого, Япония построила новые модули и транспортный корабль для Международной космической станции (МКС), а также содержит активный и довольно многочисленный отряд астронавтов.

Однако самый бурный рост космическая отрасль на сегодняшний день переживает в Индии. В частности, Индия расширила свои возможности спутниковой разведки, объявила о планах по созданию военно-космического командования и запустила свой первый лунный зонд, а также поставила цель не отставать от Поднебесной и отправить человека в космос. А в ноябре 2013 года Индийская ассоциация космических исследований (ISRO) успешно запустила космический корабль на Марс, который должен достичь орбиты красной планеты в сентябре 2014 года. Китай предпринимал попытки совершить подобный полет, однако он не увенчался успехом. Поэтому, если индийскому кораблю удастся достичь Марса, Индия станет первой азиатской державой, присоединившейся к узкому кругу «исследователей» этой планеты – США, России и ЕС. Таким образом, Индия имеет неплохие шансы обойти в этом направлении Китай. Этот запуск интересен не только в рамках развития индийской программы, но и тем, что отражает новую реальность: освоение космоса больше не является монополией первого поколения космических держав: США, СССР-России и ЕС. Вместо этих космических пионеров большая часть космической деятельности сегодня приходится на  страны Азии.

Космическая программа Индии изначально ставила перед собой социальные задачи: использовать выгоды от освоения космоса для улучшения жизни своего народа. Широкое распространение получила дистанционная медицина и дистанционное образование с использованием индийских спутников связи с целью внедрить подобные блага цивилизации в отдаленные деревни. Из-за неразвитости наземной инфраструктуры и невозможности выделить средства для каждого отдаленного поселения ранее такие деревушки едва ли могли рассчитывать на своевременную помощь из центра, теперь с развитием космических технологий и спутниковой связи дистанционное образование и медицина внедряются практически повсеместно. Марсианская миссия Индии в целом является ярким подтверждением вступления страны в космическую гонку и переходом от использования космоса для нужд населения к политике космической разведки. В рамках нового для себя исследовательского направления ISRO ставит перед собой и другие амбициозные задачи, среди которых – к 2015 году отправить свой зонд к Венере, а чуть позднее к Солнцу. Говоря же в категории цифр – экспедиция на Марс обошлась Нью-Дели всего в 73 млн долларов, в то время как на следующую подобную миссию НАСА планирует потратить $ 671 млн.

В условиях, когда все три азиатских космических державы активно наращивают свою космическую деятельность, становится довольно сложно спрогнозировать, кто окажется лидером в этой гонке уже завтра, не говоря уже о более долгосрочной перспективе. Своими выводами по этому вопросу с WEJ поделился г-н Пэйс: «На мой взгляд, Япония имеет наибольший потенциал для освоения космоса и к тому же является лидером по этому направлению среди трех государств. В свою очередь Китай добился больших успехов в последнее десятилетие, особенно в деле полета человека в космос. Индия продолжает оставаться пионером в области практического применения космоса к потребностям развивающихся стран, параллельно работая и над более разведывательно-ориентированными задачами. Не существует унифицированного определения «потенциала» для освоения космоса, но он может быть оценен как совокупность технических, финансовых, политических и человеческих способностей. Экономический рост Китая и политическая приверженность к космической деятельности дают мощный импульс его космическому потенциалу. Тем не менее, Китай по-прежнему отстает от Японии в некоторых технических областях и, особенно, по части опыта международного сотрудничества в космической сфере».

Текст: Ольга Ирисова


Все статьи в полном объеме доступны пользователям нашего мобильного приложения

Available on the AppStore