Статьи / Рубрика: Global

Иран пошел на безъядерную сделку
Апрель 2014 | Global


photo by David Holt

Сегодня Иран – страна, чья экономика парализована международными санкциями, претерпевает важные внутренние изменения. Впервые за долгие десятилетия это шиитское государство демонстрирует готовность к диалогу с Западом и желание развивать свою экономику без тяжелого бремени санкций. Однако, чтобы это стало возможным, Ирану необходимо урегулировать проблему, связанную с его ядерной программой. И позитивные шаги в этом направлении уже очевидны и, несомненно, стали заслугой президента Роухани.


Ядерный камень преткновения

Со времени избрания президентом Ирана в июне прошлого года Хасана Роухани надежды на снятие международных санкций, парализующих экономику страны, кажется, обрели реальные основания. Важным позитивным шагом в этом направлении стало подписание 24 ноября временного соглашения по спорной иранской ядерной программе  между Ираном и «шестеркой» международных посредников, состоящей из пяти постоянных членов Совета безопасности ООН и Германии. Стоит отметить, что при предыдущем иранском президенте Махмуде Ахмадинежаде конфликт достиг своего апогея, а подобного диалога нельзя было себе даже представить. Но приход к власти прагматично настроенного реформатора Хасана Роухани открывает новую страницу в отношениях страны с Западом, и миром в целом.

Промежуточное соглашение предусматривало приостановку Тегераном всех ядерных разработок сроком на шесть месяцев, а также значительно расширило возможности инспекторов МАГАТЭ для контроля за деятельностью иранских ядерных объектов. Важным шагом стало частичное ослабление международных санкций, введенных в отношении страны из-за продолжающихся ядерных разработок и существующих подозрений в том, что под видом мирного атома Иран на самом деле разрабатывает ядерное оружие. В обмен на отказ Ирана от обогащения урана выше уровня в 5% и обещание сократить запасы высокообогащенного урана международное сообщество сняло запрет на торговлю золотом и драгоценными металлами, продукцией автомобильной промышленности и нефтехимии. По имеющимся оценкам снятие этих ограничений способно принести экономике Ирана примерно 1,5 млрд долларов. Однако основная часть санкций в нефтяном, финансовом и банковском секторах осталась в силе до тех пор, пока не будет достигнуто и подписано полномасштабное соглашение. Именно обеспечению такого всеобъемлющего договора, способного положить конец десятилетнему ядерному кризису, были посвящены прошедшие в феврале и в марте текущего года переговоры в Вене. Вполне вероятно, если в ближайшие месяцы сторонам удастся урегулировать все камни преткновения, то вместе с полным замораживанием иранской ядерной программы страна освободится от части удушающих ее санкций.

По оценкам экспертов, ядерная программа на сегодняшний день обошлась Ирану в сумму свыше 400 миллиардов долларов, учитывая операционные расходы и убытки от санкций. ВВП страны в прошлом году по данным МВФ сократился на 1,5% и вряд ли значительно вырастет в текущем. Согласно докладу Исследовательского центра парламента Ирана, средний экономический рост в течение последних восьми лет в стране составил 3,52 процента, что значительно ниже показателей других развивающихся стран, обладающих ресурсными мощностями. По данным Центра статистики Ирана, экономика страны в прошлом календарном году сократилась на 5,4 процента, а экспорт нефти снизился с 2,2 миллиона баррелей в сутки в марте 2012 года до уровня ниже одного миллиона баррелей в сутки. При этом очевидно, что без размораживания нефтяных доходов, скованных санкциями, правительству Роухани не удастся добиться полного разрешения существующих проблем. Нынешний бюджет страны, конечно, способен сдержать инфляцию, но проблему безработицы, достигающей 5 миллионов человек, и необходимости повышения уровня жизни населения нельзя решить без привлечения достаточного количества зарубежных инвестиций. В свою очередь этого не удастся добиться без полного аннулирования санкций.

Многие эксперты, однако, сходятся во мнении, что достичь устраивающего все стороны договора в ближайшем будущем будет крайне сложно. Эту ситуацию для WEJ прокомментировала глава программы по изучению Ближнего Востока Центра имени Вудро Вильсона, доктор Халех Эсфандиари: «В достигнутом предварительном соглашении команде президента Роухани удалось добиться отмены лишь очень небольшой части санкций. Следующий этап переговоров будет гораздо более трудным, требующим доверия и гибкости с обеих сторон. Вполне возможно, что дальнейшие шаги Ирана могут привести к частичному ослаблению и других санкций. Но в полном объеме они не могут быть отменены одним лишь росчерком пера и, по всей вероятности, не будут полностью сняты в течение еще длительного времени в будущем».

При этом в случае урегулирования иранской ядерной проблемы, инвестиционную привлекательность страны трудно переоценить. Выгодное географическое положение на перекрестке торговых путей, высокий уровень образования населения, богатые запасы полезных ископаемых и желание мировых нефтяных компаний вновь вернуться в страну указывают на то, что интерес бизнеса к стране будет возрастать в геометрической прогрессии.

«Если сторонам удастся достичь окончательного соглашения, то Иран может стать очень привлекательным рынком для иностранных инвесторов как европейских, так и американских. Очевидно, что наиболее привлекательными секторами станут нефтегазовый и нефтепродуктовый. Также необходимо учитывать и такие факторы, как уровень образования и квалификации среди молодого поколения, возвращение в экономику страны доходов от продажи нефти в 100 миллиардов долларов в год, а также население в 80 миллионов, жаждущее получить широкий спектр товаров народного потребления. Поэтому инвесторы будут рассматривать Иран в качестве весьма привлекательного рынка», – считает доктор Эсфандиари.

Прагматик Роухани в полной мере осознает все перспективы, которые открывает стране сотрудничество с Западом. В январе текущего года на площадке Давосского форума президент Ирана выступил перед представителями различных бизнес-структур с речью об инвестиционной привлекательности своей страны. Он, в частности, заявил, что будет проводить политику по привлечению иностранных инвесторов и даже собирается пустить иностранцев в стратегические отрасли, такие как энергетическую и нефтяную. Доход от продажи углеводородов в ближайшие восемь лет планируется увеличить с нынешних 20 млрд долларов до 70 млрд долларов в год.

Помимо традиционного для страны нефтяного сектора, правительство Роухани весьма успешно делает ставку на развитие автомобилестроения в стране. Совсем недавно китайская автомобильная компания «Чанган» объявила о начале производства в стране двух новых автомобилей. В планах правительства Роухани стоит весьма амбициозная цель – превратить Иран в региональный центр автомобилестроения с объемом производства до 3 миллионов машин в год.

Трудности перехода

Помимо позитивной динамики в отношениях с Западом, политика Роухани значительно отличается от его предшественника и по другим направлениям. В отличие от антиизраильских выпадов Ахмадинежада, Роухани избегает в своих выступлениях упоминания еврейского государства и даже совершил несколько жестов доброй воли в сторону небольшой еврейской общины Ирана. Например, недавно он обеспечил внушительную правительственную дотацию еврейской больнице в Тегеране.

«Во время своей избирательной кампании президент Роухани обещал положить конец международной изоляции Ирана, улучшить экономические условия и снять ограничения на политическую и общественную жизнь. За время, прошедшее с того момента, как он взял бразды правления в качестве президента, он собрал правительство опытных технократов и квалифицированных дипломатов. Он идет на диалог с США, и Европой, и он умерил суровую риторику последних восьми лет. Учитывая неэффективное регулирование экономики при его предшественнике, экономические условия будут улучшаться медленно. Уже сегодня пространство для политической дискуссии в Иране стало более свободным, но Роухани пока не выполнил все, что обещал и что ожидали его сторонники. Он сможет добиться гораздо большего как во внутренней, так и во внешней политике, если ему удастся ограничить влияние своих противников – сторонников жесткой линии, и вездесущих служб безопасности Ирана», – рассказывает доктор Эсфандиари.

Экономика страны медленно, но все-таки начинает оправляться от многолетнего кризиса. Так, после нескольких лет неуклонной девальвации валюта Ирана стабилизировалась. По оценкам Международного валютного фонда уровень инфляции снизился за последние шесть месяцев 2013 года с 45% до менее 30%. Однако на пути дальнейшего улучшения жизни иранцев существует целый ряд препятствий. Об этом корреспонденту WEJ рассказал старший аналитик американского стратегического исследовательского Центра RAND Corporation, профессор Алиреза Надер: «Я считаю, что Роухани искренен в своем желании разрешить ядерную проблему, а Женевское соглашение является первым позитивным шагом. Но на будущее остается множество нерешенных сложных задач. С одной стороны, Роухани столкнется с сильным давлением со стороны иранских консерваторов не сворачивать иранскую ядерную программу. С другой стороны, осложнить достижение окончательного соглашения могут противники этой сделки из Конгресса США и союзники США, такие как Израиль».

Действительно противников нынешних дипломатических инициатив предостаточно. Американские законодатели угрожают новыми санкциями в случае, если заподозрят Иран в несоблюдении Женевских соглашений, принятых в ноябре. Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху называет промежуточную сделку «исторической ошибкой». Да и внутри Ирана противников нынешнего политического курса, направленного на разрядку в отношениях с Западом, немало. Хоть эта линия и пользуется сильной общественной поддержкой, но сталкивается с сильнейшей оппозицией в лице милитаристов, революционных идеологов и прочих реакционеров. Сам президент-реформатор называет критиков ядерной сделки людьми «малограмотными» и всеми силами стремится обуздать влияние на принятие политических решений самых рьяных сторонников жесткой линии и противников диалога с Западом – Корпуса стражей Исламской революции (КСИР). Показательно, что в состав своего кабинета министров, состоящего из 18 членов, президент назначил лишь четырех ветеранов КСИР, большинство же министров известны своими прагматичными и порою даже либеральными взглядами. Помимо этого, были заменены все генерал-губернаторы 31 провинции Ирана, назначенные предыдущим президентом. Если при Ахмадинежаде среди губернаторского корпуса было как минимум 17 лиц, связанных с КСИР, то среди назначенцев Роухани только четверо имеют связь с Корпусом.

Но, что самое важно, дипломатические и экономические инициативы Роухани получают одобрение и поддержку Верховного лидера Ирана аятоллы Али Хаменеи, обладающего огромным религиозным и светским влиянием. Важность этой поддержки объяснила WEJ доктор Эсфандиари: «Пока президент Роухани имеет негласную поддержку Верховного лидера, ему не стоит беспокоиться о консервативной фракции. Пока Верховный лидер поддержал делегацию на ядерных переговорах, дал Роухани достаточно места, чтобы проводить экономическую политику. Аятолла доверяет Роухани, потому что он является инсайдером, членом внутреннего ядра режима. Помимо этого, Роухани нужен аятолле, потому что именно он помогает поддержать надежду среднего класса на решение своих проблем в рамках политической системы, и потому, что его ядерная политика обещает положить конец парализующим страну санкциям. Мне кажется, что он будет продолжать оказывать поддержку Роухани до тех пор, пока президент сможет обеспечивать успех в  этих жизненно важных вопросах. Однако, что касается вопросов безопасности и военных вопросов, то в этой сфере Роухани не обладает значительным влиянием. Нельзя недооценивать огромную оппозицию и препятствия, с которыми приходится сталкиваться новому президенту».  

Однако уже сейчас мы не можем не замечать, что «лицо Ирана» меняется. Конечно, необходимо еще многого добиться для того, чтобы полноценно интегрировать экономику страны в глобальную, но первые шаги в этом направлении уже сделаны. И судьба Ирана сейчас полностью зависит от мудрости его руководства и готовности Запада учитывать его интересы.

Текст: Ольга Ирисова


Все статьи в полном объеме доступны пользователям нашего мобильного приложения

Available on the AppStore


Вы не можете оставить комментарий анонимно. Нужно авторизоваться. Попробуйте, это очень просто!

Нет комментариев. Почему бы Вам не оставить свой?