Статьи / Рубрика: Компании и рынки

Возвращение в ЧССР
Февраль 2014 | Компании и рынки

Советская плановая экономика и по сей день вызывает у приверженцев Чикагской экономической школы нервный смех и множество вопросов. Сходившие с конвейера товары часто не имели ничего общего с пожеланиями и представлениями потребителей. Горы одинаковых сандалий из кожзаменителя оседали на складах, польские и чехословацкие производители мебели намеренно утяжеляли ножки столов и стульев – производственные нормы устанавливались в килограммах.


Разумеется, ретропредметы популярны как никогда – хипстеры массово скупают фотоаппараты «Зенит» и старые запасы пленки Orwo производства ГДР. Их чешские коллеги несколько лет назад открыли магазин мебели и товаров для дома Nanovo, где задорого (от 1500 крон/60 евро за настольную лампу) продают вещи, произведенные в 50–70-е годы прошлого века.

С ретрообъектами все более или менее понятно – ностальгию пост-социалистического переходного периода проще всего направить в материальное русло. Блошиные рынки для модников переместились в интернет. Здесь можно было бы обсудить особенности коллективной памяти стран Варшавского договора, и почему молодые родители, выгуливающие младенцев в новых районах Дрездена, предпочитают громоздкие советские клеенчатые коляски, но в то же время гораздо интереснее было бы посмотреть, что произошло с самими производствами за 25 лет, прошедших с момента падения железного занавеса. Вне плановой экономики большинство с тоской вспоминаемых торговых марок должны были бы кануть в небытие, но произошло ли это в действительности?

В одном из своих обзоров, озаглавленных «50 худших машин всех времен и народов», журнал Time назвал «Трабант» 1975 года «машиной, испортившей облик коммунизма». Как и многие другие бренды ГДР, «Трабант» не пережил объединения Германии: последняя машина сошла с конвейера в 1990 году. В 1991-м производство было закрыто. Жители Восточной Германии предпочли «Трабанту» куда менее прихотливые в эксплуатации подержанные «Фольксвагены».

В отличие от немецких коллег, Jawa – чешская компания, производящая мотоциклы, ухитрилась остаться на плаву. Разумеется, после Бархатной революции 1989 года объемы производства резко упали, а СССР – основной рынок сбыта чешских мотоциклов, прекратил свое существование два года спустя. Однако компания продолжает выпускать свои классические модели, но оснащает их двигателями Honda. Вдобавок производство мотоциклов Jawa является частью программы экономического сотрудничества Чехии и Кубы – часть производства вынесена в социалистический заповедник.

Гораздо лучше обстоят дела в пивной индустрии. «Плзеньский праздрой» – еще одно детище совета экономической взаимопомощи и самое популярное заграничное пиво в Советском Союзе. За последние 25 лет компания сменила нескольких владельцев и поглотила несколько крупных чешских пивоваренных заводов. В 2002 году после слияния с компаниями Pivovar Radegast и Pivovar Velké Popovice было образовано акционерное общество Plzeńský Prazdroj. В 2012 году экспорт пива «Плзеньский праздрой» под торговой маркой Pilsner Urquell достиг рекордной цифры в 920 000 гектолитров. В том же году продажи на территории Чешской Республики составили 9,9 миллиона гектолитров. «Плзеньский праздрой» можно по праву назвать гигантом на мировом рынке.

Еще одна международная корпорация, вышедшая из чешской глубинки и сумевшая успешно пережить годы плановой экономики – обувная компания Bat′a, основанная братьями Томашем и Антонином Батя в 1894 году. Обувной концерн достиг процветания в годы Первой Республики, между Первой и Второй мировыми войнами. К моменту образования Протектората Богемии и Моравии в 1939 году обувной концерн мог похвастаться 16 тысячами точек продаж, половина из которых находилась на территории Чехословакии, а другие 8 тысяч были разбросаны по 63 странам мира. Помимо этого, корпорации принадлежал участок железной дороги и аэропорт в Чехии, ряд заводов по производству обуви и сопутствующих товаров, а также практически вся территория города Злина, где была основана компания. После окончания Второй мировой войны имущество компании в Чехословакии было национализировано, а основатели и их потомки эмигрировали в Канаду. Власти ЧССР использовали промышленные мощности концерна для выпуска обуви под маркой Čebo, предназначенную на экспорт в страны Восточного блока. Марка прекратила свое существование вместе с Чехословацкой социалистической республикой, но уже в 1991 году потомки Томаша Бати вернулись в Злин и восстановили работу концерна. Сейчас обувной концерн функционирует на территории 90 стран и может похвастаться строчкой в Книге рекордов Гиннеса – за время своего существования компания продала более 14 миллиардов пар обуви.

В то время как корпорация Bat′a захватывала мировые рынки, другая чешская обувная компания – производитель культовых кроссовок Botas, решила перевыпустить свою самую успешную модель – Botas 1966. В начале девяностых компания практически прекратила выпуск кед – так называемых «ботасек», и сосредоточила свое внимание на производстве коньков и лыжных ботинок. Однако в 2008 году двое студентов Академии искусств и дизайна в Праге разработали свое видение классических ботасек и заняли первое место на конкурсе ED-Awards. Успехом учебного проекта заинтересовалось руководство компании, и в результате уже спустя год Botas выпустили 13 вариаций классической модели 1966 года. К 2013 году доля ботасек составила 5 процентов от всех продаж компании и продолжает расти.

Текст: Каталина Кочкина


Все статьи в полном объеме доступны пользователям нашего мобильного приложения

Available on the AppStore