Статьи / Рубрика: Global

Что год текущий нам готовит
Декабрь - Январь 2014 | Global

Начало года – это традиционное время делать прогнозы. Вот и WEJ провел серию интервью с ведущими экспертами в области международных отношений и мировой экономики для того, чтобы узнать какие тенденции, перспективы и вызовы таит в себе 2014 год.



Мировая экономика продолжает расти умеренными темпами, с некоторым ускорением роста в 2014 и 2015 годах. Инфляция, как ожидается, останется подавленной, в то время как простой на рынке труда в 34 странах ОЭСР должен постепенно уменьшиться. Но, несмотря на то, что мы все еще видим улучшение роста мировой экономики в следующем году, наш оптимизм был несколько подавлен в последние месяцы в значительной степени из-за ослабления перспектив во многих странах с формирующимся рынком.

Некоторые события подорвали доверие и стабильность рынка, отчасти из-за этого мы понизили наш первоначальный экономический прогноз ОЭСР, опубликованный в мае прошлого года, к новому варианту, вышедшему в ноябре. Примечательно, насколько сильной была реакция, вызванная летними дискуссиями по поводу снижения темпов покупок активов со стороны ФРС США. Особенно это повлияло на развивающиеся страны, экономика которых наиболее чувствительна к оттоку капитала. Кроме того, Соединенные Штаты оказались на пороге потенциально катастрофического кризиса, связанного с законодательным пределом государственного долга. Эти события подчеркивают, что потенциал для роста и занятости, описанный нами в недавних прогнозах, может не быть достигнут в 2014 г. Именно по этой причине мы считаем, что важно, чтобы политики не питали лишних иллюзий по поводу улучшения перспектив роста в нашем базовом сценарии, а были нацелены на устранение некоторых источников риска с тем, чтобы сделать экономики их стран более устойчивыми.

Что касается тенденций 2014 г., то они останутся неизменными в сравнении с предыдущими годами, хоть и с некоторыми вариациями. В целом мировая экономика, как ожидается, будет продолжать расти довольно умеренными темпами, что по крайней мере является улучшением по сравнению с темпами роста в 2012–13 годах. Экономика Соединенных Штатов окрепнет вместе с тем, как уменьшится торможение, вызванное налогово-бюджетной консолидацией. Также постепенно снизится и уровень безработицы, а уровень инфляции останется низким. Менее позитивный прогноз для стран еврозоны. С одной стороны, экономика еврозоны должна вернуться к положительному росту, а безработица, по прогнозам, перестанет расти, но с другой стороны, уровень экономического спада останется очень значительным, особенно на периферии. Рост в Японии в 2014 году, вероятно, замедлится, в связи с тем, что значительная (и необходимая) фискальная консолидация уменьшает спрос, но безработица при этом останется на низком уровне, а инфляция будет положительной, что можно только приветствовать. Рост экономики Китая в настоящее время вновь набирает обороты после спада конца 2012 года и начала 2013 года, но скорее всего снижение темпов вновь заявит о себе в течение 2014-го, так что квартальный рост уменьшится к концу года примерно до 7,5%.

В целом существует много проблем. В Соединенных Штатах, Федеральная резервная система должна определить сроки и темпы вывода монетарного стимулирования, что, как мы уже видели, может создать суматоху на финансовых рынках по всему миру. Между тем, Конгресс и администрация должны избегать повторения ситуации с фискальной политикой, сложившейся в октябре. Если будет согласовано решение о закреплении потолка госдолга, то воздействие этого на США и мировую экономику может иметь катастрофические последствия.

Зона евро должна приложить большие усилия, чтобы укрепить банковскую систему, которая остается основным тормозом для роста и риском для стабильности. Учитывая медленное и непоследовательное восстановление, высокий уровень безработицы и уровень инфляции значительно ниже целевого показателя ЕЦБ, денежно-кредитная политика должна оставаться очень адаптивной. Также необходимо достичь более симметричной корректировки дисбалансов по текущим операциям в зоне евро. Регулирование расчетов по текущим операциям развивается, но до сих пор слишком зависит от сокращения импорта на периферии, при этом в странах с профицитом регулировка гораздо меньше. Что касается Японии, то главной задачей для нее является снижение долгового бремени. А стимулирование роста и поддержание доверия к текущей политике может быть обеспечено только с помощью проведения решительных структурных реформ.


Оценивая ситуацию, которая будет складываться в глобальной экономике в 2014 г., я бы акцентировал внимание на относительно высокой степени стабильности в современном мировом хозяйстве. На протяжении последних трех лет шаги властей США и ЕС привели к довольно устойчивому экономическому восстановлению, стабилизации цен на энергоносители и крайне мягким и ограниченным колебаниям основных валютных курсов. Я не вижу никаких серьезных причин для того, чтобы в наступающем году этот тренд был нарушен.

Мой прогноз оптимистичен. Еврозона выйдет из рецессии и покажет рост в пределах 1,2– 1,5%. Соединенные Штаты «разгонятся» до 2,5–2,8%. В Китае темпы роста продолжат мягкое замедление, прежде всего вследствие явного перегрева в строительстве и некоторого снижения темпов развития инфраструктуры. Внешнеполитическая обстановка в мире останется стабильной, а региональные конфликты не окажут критического воздействия на глобальную конъюнктуру.

Угрозы выглядят либо маловероятными, либо локальными. Я считаю, что главная угроза исходит от продолжающегося ужесточения бюджетно-денежной политики в еврозоне, которое, на мой взгляд, в нынешней обстановке выглядит чрезмерным. Сокращение инфляции до 0,7% в годовом выражении в октябре напоминает показатели, фиксировавшиеся в Японии во времена «потерянного десятилетия» 1990-х годов; полная остановка роста цен чревата существенной дезорганизацией европейской экономики вследствие продолжающегося сокращения спроса.

Среди локальных угроз я назвал бы катастрофические сценарии развития экономики в «аномальных» странах (например, срыв в гиперинфляцию со всеми вытекающими социальными последствиями в Венесуэле; дефолт по обязательствам Украины; углубление экономических проблем в Северной Африке, финансовые трудности в новых членах ЕС); плавное падение цен на многие виды сырья и прежде всего металлов и угля; возможное начало реакции мировой экономики на «сланцевую революцию» (прежде всего – в виде сокращения американских инвестиций в азиатские экономики). Однако я не предполагаю, что хотя бы один из этих факторов окажет на глобальную экономику серьезное воздействие.

В итоге мой прогноз: продолжение восстановления мировой экономики при среднем темпе роста глобального валового продукта в 2,4–2,7%, ценах на нефть марки Brent в пределах между 90 и 110 долл./бар и курсом основной валютной пары в диапазоне $ 1,32–1,45/евро.


Нет никаких оснований полагать, что напряженность в Восточной Азии ослабевает. На самом деле, отношения между двумя крупнейшими державами региона никогда со времен конца Второй мировой войны не были так враждебны. И прежде чем ситуация улучшится, мы, возможно, станем свидетелями ее эскалации. При этом Китай и Япония остаются второй и третьей по величине экономиками мира соответственно. И если до сих пор геополитика имела лишь ограниченное влияние на торговые отношения между двумя странами, то теперь есть все основания полагать, что ситуация изменится. Что касается прогноза на 2014 г., то, на мой взгляд, существует пять аспектов, которые и будут определять экономические перспективы Восточной Азии в течение ближайших 12 месяцев.

1. Возможность ошибок и геополитические риски: продолжающийся спор между Токио и Пекином за острова в Восточно-Китайском море, известные в Японии под названием Сенкаку, а в Китае как Дяоюйдао, останется в 2014 г. в центре внимания СМИ. При этом возможность прямого военного столкновения продолжает расти, особенно после решения Китая о создании зоны воздушной обороны над спорными островами. США также оказываются вовлеченными в этот спор, в связи с подтверждением своих союзнических обязательств по обеспечению безопасности Японии. Между тем, существует и еще одна угроза безопасности региона, происходящая от ядерных устремлений Северной Кореи. С февраля 2013 г., когда КНДР в третий раз провела ядерные испытания, режим Ким Чен Ына не предпринимал дальнейших попыток. Однако аналитики сходятся во мнении, что это лишь вопрос времени. Помимо ядерных амбиций, нельзя забывать и о серьезном ракетном потенциале Северной Кореи, что в конечном итоге делает ее серьезной угрозой стабильности в регионе.

2. Торговые сделки крупнее, ставки выше: Восточная Азия – регион возможностей. Новые перспективы перед регионом откроет Транс-Тихоокеанская зона свободной торговли, переговоры по созданию которой, однако, до сих пор продолжаются. Крайний срок для согласования Транс-Тихоокеанского партнерства (ТТП) перенесен на март 2014 г., и если все пройдет успешно, то ТТП станет крупнейшим торговым интеграционным соглашением в мире. С 12 странами-участницами, включая Соединенные Штаты и Японию, на долю ТТП будет приходиться около 40 процентов всего потока товаров и услуг в мире. К тому же высока вероятность, что сразу же после подписания соглашения к нему присоединиться Южная Корея, а в долгосрочной перспективе и Китай. Таким образом, ТТП это фактор, кардинально меняющий правила торговых отношений в Азиатско-Тихоокеанском регионе и за его пределами. В случае успеха, ТТП не только откроет рынки до беспрецедентного уровня, но и установит новые правила по широкому спектру вопросов, включая интеллектуальную собственность, государственные предприятия и протекционизм. Как следствие – это повлечет за собой череду значительных структурных реформ в экономике всех стран-участниц. Помимо ТТП продолжатся и переговоры по Соглашению о региональном комплексном экономическом партнерстве, которое будет включать Китай, Японию и Южную Корею, но уже без США. Таким образом, несмотря на многочисленные политические риски, страны Восточной Азии по-прежнему привержены дальнейшему развитию и углублению торговли друг с другом.

3. Энергетическая дилемма: Восточная Азия по-прежнему останется зависимой от поставок энергоносителей из самых политически нестабильных регионов мира. И в этом ключе огромную озабоченность у Японии и Южной Кореи вызывает политика США в отношении Ближнего Востока и не изменится ли она с ростом энергетической независимости США. В Японии все 50 ядерных реакторов на сегодняшний день заморожены в связи с чередой катастроф 2011 г., которые в конечном итоге привели к крупной радиационной аварии на АЭС «Фукусима». Остановка всех реакторов привела к 30%-ному падению в энергоснабжении и необходимости наращивать экспорт ископаемых видов топлива. При этом премьер-министр Японии Синдзо Абэ продолжает настаивать на возобновлении работы реакторов, но общественные настроения по этому вопросу по-прежнему негативны. В целом авария на «Фукусиме» привела к тому, что не только азиатские, но и другие страны начали пересмотр своей политики в области ядерной энергетики. Все эти факторы послужили толчком к развитию альтернативных источников энергии в Японии, Южной Корее и даже Китае. Китай уже является мировым лидером в производстве дешевых солнечных панелей во многом благодаря тому, что промышленно развитые страны ввели налоговые льготы и субсидии для этого вида товаров, чтобы стимулировать потребителей по всему миру больше использовать солнечную энергию. Таким образом, на сегодняшний день перед странами Восточной Азии стоит задача не просто развивать технологии возобновляемых источников энергии, но и производить доступные по цене продукты, что обеспечит их использование по всему миру.

4. Демографическая бомба замедленного действия: почти четыре десятилетия прошло с того момента, как Китай начал проводить политику «одного ребенка», и сейчас страна переживает суровые реалии стареющего общества. Но демографические проблемы Китая меркнут по сравнению с Японией и Южной Кореей, где быстрое падение рождаемости сочетается со старением населения. Поэтому перед странами Восточной Азии стоит непростая задача, как справиться с дополнительной финансовой нагрузкой, связанной с ростом финансирования пенсий и общественных услуг, необходимых пожилым людям. Особенно этот вопрос актуален для Японии, где государственный долг по отношению к ВВП страны – один из самых высоких в мире.


5. Инновационный вызов: в то время как так называемое «восточноазиатское чудо» зависело от развитой производственной базы, будущее для экономического роста будет в большей степени зависеть от развития экономики знаний. Производство высококачественных технологических продуктов за меньшую цену больше не может быть основой для национального успеха. Вместо этого успех будет все больше зависеть от умения страны производить программное обеспечение, предоставлять уникальные услуги и повышать интеллектуальный капитал во всем мире. Идеи для продуктов, соответствующих этим требованиям, могут возникать только в условиях большей гибкости и разнообразия, а также желания рисковать и пробовать новое. Вопрос в том, могут ли существующие азиатские модели образования и трудоустройства соответствовать этим требованиям. Учитывая, что иммиграция в этих странах не является экономической необходимостью, Китай, Япония и Корея должны будут опираться на свой внутренний капитал для удовлетворения этих потребностей.

Подводя итог, необходимо отметить, что любые риски, препятствующие росту, компенсируются возможностями, и поэтому экономические перспективы Восточной Азии выглядят весьма солидно. В то же время геополитические и структурные проблемы Японии, Южной Кореи и Китая останутся такими же значительными, как и прежде. Акцент на достижении общих целей между крупнейшими азиатскими державами и сдерживание политических конфликтов будут иметь ключевое значение для экономических перспектив региона в 2014 году.


В 2014 г. акцент международного сообщества будет сделан на ядерной дипломатии. Весной этого года состоятся два важных события, где будут приняты ключевые решения по вопросам снижения ядерной угрозы. Во-первых, это третий Саммит по ядерной безопасности, а также третья сессия Подготовительного комитета стран-участниц Договора о нераспространении ядерного оружия (ПрепКом ДНЯО). Саммит пройдет в Гааге 24–25 марта с повесткой обеспечения безопасности всех ядерных материалов по всему миру в рамках взаимодействия с главами государств и международных организаций. Подобный акцент связан с существующим риском попадания ядерного оружия и материалов для его изготовления в руки террористов. Среди приоритетов Гаагского Саммита можно выделить шесть направлений. Во-первых, он призван обеспечить оптимальный уровень безопасности для сокращения использования высокообогащенного урана и плутония. Во-вторых, акцент будет сделан на укреплении международно-правового режима и, в частности, ратификации новой редакции Конвенции о физической защите ядерного материала. В-третьих, Саммит будет способствовать более частым проверкам структур государственной безопасности со стороны Международного агентства по атомной энергии. В-четвертых, он будет способствовать национальной регистрации и защите высокорадиоактивных источников. В-пятых, он будет стремиться улучшить взаимодействие между правительством и промышленностью. Наконец, на встрече на высшем уровне будут разработаны шаги для повышения доверия к международной системе защиты. К тому же страны могут выступить и с независимыми инициативами по тем или иным аспектам ядерной безопасности. Это повестка дня, которая в случае успешной реализации будет способствовать укреплению ядерной безопасности и заложит прочную основу для четвертого и, скорее всего, последнего Саммита, который намечено провести в Вашингтоне в 2016 году. Это амбициозная программа. Хотя большинство государств согласны с целями ядерной безопасности, их видение того, как этого добиться, сильно различается.

Что же касается второй встречи на высшем уровне, то сессия ПрепКом ДНЯО будет проходить в Нью-Йорке с 28 апреля по 9 мая. Это очень важное событие, потому как уже в 2015 г. будет собрана непосредственно Конференция ДНЯО, а текущая сессия во многом задаст ей тон. На Конференции 2015 г. будет рассмотрена реализация «Плана действий», принятого на Конференции 2010 г., а также приняты ключевые решения относительно будущих действий. Согласно Плану действий 2010 года, пять официально признанных ядерных держав (Китай, Франция, Россия, Великобритания, и Соединенные Штаты) обязаны сообщить, каких успехов на пути к ядерному разоружению им удалось достичь, именно на мероприятии 2014-го. Однако перспективы ПрепКома в 2014 г. весьма не радужны. Связан подобный скептицизм с тем, что диалог между Россией и США по сокращению ядерных вооружений после 2010 г. зашел в тупик, а Индия, Израиль и Пакистан так и остаются вне ДНЯО. А Северная Корея вообще продвинулась в реализации своих ядерных и ракетных программ. Что касается Ирана, то, несмотря на то, что с этим государством была заключена промежуточная сделка, все равно остаются вопросы относительно того, будет ли найдено окончательное решение в ближайшие месяцы. Наконец, цель создания зоны, свободной от оружия массового уничтожения на Ближнем Востоке, также не была достигнута. Подводя итоги, я могу с уверенностью сказать, что 2014 год в отношении вопросов ядерного оружия будет одновременно важным и сложным.

Текст подготовила Ольга Ирисова


Все статьи в полном объеме доступны пользователям нашего мобильного приложения

Available on the AppStore


Вы не можете оставить комментарий анонимно. Нужно авторизоваться. Попробуйте, это очень просто!

Нет комментариев. Почему бы Вам не оставить свой?