Статьи / Рубрика: Global

Германию обвинили в успехах
Декабрь - Январь 2014 | Global

В декабре Ангела Меркель, триумфально победившая на выборах, представила новое правительство Германии. Страна бьет рекорды по экспорту, но навлекает на себя критику Брюсселя, который именно Германию винит в дисбалансе европейской экономики.


Европейская комиссия заявила о начале расследования по поводу чрезмерно высокого положительного сальдо внешнеторгового баланса Германии (более 6% ВВП страны), который, как полагают эксперты, может стать негативным фактором для экономики Единой Европы. Действительно, за восемь лет под руководством Ангелы Меркель Германия стала безоговорочным лидером еврозоны и не будет преувеличением сказать, что именно от нее зависит сейчас практически вся нынешняя европейская система.

В вину немцам вменяют остановку процесса подъема производства на континенте внедрением мер жесткой экономии. Считается, что Германия могла бы помочь государствам ЕС, попавшим в сложную кредитную ситуацию, заявив о том, что необходимую бюджетную консолидацию нужно было проводить медленнее и мягче. Этого, вероятно, было бы достаточно, чтобы успокоить рынки. Но Меркель настояла на реальной экономии, заставив соседей затянуть пояса.

Именно Германия поддерживает высокий курс евро – и как полагают некоторые эксперты, делает это в ущерб другим странам еврозоны. Недовольные Германией наблюдатели говорят о том, что та извлекла выгоду из недооцененной по отношению к марке валюты: если бы в стране остались в ходу старые деньги, это нанесло бы серьезный удар по ее экспорту. То есть с переходом на евро немецкая экономика получила мощный толчок. В результате Германии по силам удерживать высокий курс евро, сохранив при этом конкурентоспособность, в отличие от той же Франции, которая не отказалась бы ослабить курс единой валюты. Впрочем, мало кто может поспорить с тем, что система, в которой экономический рост упирается на обменные курсы, губительна в среднесрочной перспективе. Пример Италии и Испании служит наглядным тому подтверждением.

По словам экономиста Французского центра экономической конъюнктуры Франческо Сарачено, страна с большими долгами и низкой конкурентоспособностью экономики может прибегнуть к снижению реального обменного курса (стоимостью ее товаров в иностранной валюте) для активизации экспорта и сокращения зависимости от иностранного капитала. Этого можно добиться с помощью более низких, чем у торговых партнеров показателей инфляции, или снижением номинального обменного курса. Страны на периферии еврозоны могли бы выпутаться из нынешней ситуации путем снижения курса евро, которое бы дало толчок их экспорту за пределы Европы, или с помощью более низких, чем в центральных государствах темпов инфляции, которые бы повысили их конкурентоспособность внутри еврозоны.

Германия же создала огромные препятствия для осуществления двух этих стратегий. Положительное сальдо ее внешней торговли получило отражение в близком к равновесию общем балансе Европы (в последнее время он даже находится в положительной зоне). А евро в свою очередь так и остался сильным. Кроме того, крайне низкие показатели инфляции в Германии вынудили периферийные государства проводить политику сокращения цен и зарплат для восстановления конкурентоспособности. Дефляция способствовала увеличению долговой нагрузки и торможению экономического роста, сделав тем самым жесткую экономию совершенно бесполезной.

Избыток накоплений в Германии из-за ее огромного положительного внешнеторгового сальдо лишает другие страны еврозоны чрезвычайно важного рынка. Это вынуждает их искать пути для сокращения дефицита с помощью экспорта за пределы еврозоны в условиях очень высокого курса евро. В результате финансовое положение дел других государств улучшается медленнее, чем было бы в том случае, если бы Германия согласилась на расширение импорта и дефицит внешней торговли.

Сарачено также считает, что Германия предлагает другим членам ЕС только одну модель развития (свою собственную), пренебрегая их культурными отличиями, а также политическими и социальными традициями. «Помимо культурных отличий, Германия не принимает во внимание экономическую логику и основы бухгалтерского учета. Модель экономического роста с упором на экспорт может работать только в том случае, если она не имеет широкого распространения. Общемировое сальдо внешнеторгового баланса по умолчанию равно нулю, так что на немецкую модель мы все сможем перейти только в том случае, если начнем экспорт на Марс. Это весьма странная модель, успех которой неразрывно связан с отсутствием успешных подражателей. Кроме того, у экспортной модели есть еще один недостаток геополитического рода. «Немецкой» Европе, которая опирается на экспорт в остальной мир для поддержания своего экономического роста, придется иметь дело с США, Китаем, а в будущем, быть может, и другими крупными игроками, например, государствами Таможенного Союза. И неизвестно, чем окончится это противостояние».

Французский экономист Ален Фабр, напротив, считает, что солидарность европейских государств неразрывно связана с взаимной ответственностью. «Другими словами, по мнению немецкого правительства, для сокращения дефицита нужны реформы. Все упирается именно в это требование, так как сложно представить себе Германию, которая согласилась бы платить за соседей и мириться с их дефицитами. Да Германия просто и не в состоянии помочь всем своим партнерам. Так что не нужно переваливать проблемы еврозоны с больной головы на здоровую».

Текст: Марина Рубанова


Все статьи в полном объеме доступны пользователям нашего мобильного приложения

Available on the AppStore


Вы не можете оставить комментарий анонимно. Нужно авторизоваться. Попробуйте, это очень просто!

Нет комментариев. Почему бы Вам не оставить свой?