Статьи / Рубрика: Рейтинг

Новые лидеры глобального бизнеса
Ноябрь 2013 | Рейтинг

На наших глазах мир меняется. Еще 15 лет назад, говоря о балансе сил в политике и экономике, разумно было использовать одно слово – «униполярность». Эталонами успеха в бизнесе также выступали именно западные компании. Структура же нынешнего мирового порядка куда более многообразна. Роль локомотива экономического роста легла на развивающиеся страны, а компании, зародившиеся в них, все чаще покоряют и западные бизнес-вершины. BCG составили рейтинг 100 стран – представителей развивающихся рынков, имеющих все шансы определять контуры мировой экономики в последующее десятилетие.

В последние годы звание двигателей экономического прогресса с полным правом получили развивающиеся страны. Уже сейчас их рынки обширны, а в обозримой перспективе станут еще больше благодаря сохраняющимся высоким темпам экономического роста. Параллельно национальному обогащению развивающихся стран происходит и увеличение потребительских накоплений в связи с ростом доходов. В целом это приводит к улучшению общего благосостояния граждан этих государств.  Так, в 2012 году частное богатство в мировом масштабе увеличилось на 7,8% в основном благодаря развивающимся странам Азии. Показатели роста благосостояния этого региона (13,8%) и Латинской Америки (10,5%) значительно выше общемирового уровня. А по прогнозам BCG, к 2017 году на долю развивающихся стран придется около 70% всего роста частного богатства.

Благодаря этим факторам развивающиеся страны не только заметно улучшили свою инвестиционную привлекательность, но и породили собственные глобальные компании.  За последние пять лет, по меньшей мере, 1000 компаний со штаб-квартирами в развивающихся странах достигла продаж более чем в 1 млрд долларов в год. Некоторые из них динамично захватывают собственные локальные рынки, но большинство расширяются за рубеж. И, по мнению  Boston Consulting Group, 100 быстрорастущих компаний, вошедших в рейтинг BCG 2013 года, имеют все шансы стать мировыми лидерами в своих отраслях.  Совокупно эта сотня компаний приобретает товаров и услуг на сумму более 1,7 млрд долларов и инвестирует более 330 млн в год. За последние пять лет выручка «претендентов» росла быстрее, чем у компаний из списка крупнейших 500 Standard&Poors, значительно выше была у них и норма прибыли. К тому же эти компании в период с 2006 по 2011 годы «подарили» мировой экономике дополнительные 1,4 млн рабочих мест, в то время как занятость в нефинансовых компаниях Индекса S&P 500 осталась неизменной.

В рейтинг 100 претендентов на глобальное лидерство в бизнесе в 2013 году попали представители развивающихся стран с ежегодным доходом не менее миллиарда долларов, при том, что 10% от этого дохода или сумма в 500 миллионов долларов получена из-за границы. По мнению аналитиков BCG, именно этот уровень доходов является минимальным для успешного функционирования на глобальном рынке. В 2006 году этим критериям соответствовали компании из десяти стран, в 2013-м – из 17. Этот рост напрямую свидетельствует о появлении в мире новых экономических центров. Помимо доходов компании, составители рейтинга учитывали такие показатели, как количество созданных рабочих мест, объем международных инвестиций и другие показатели международного присутствия компании. По многим из этих параметров претенденты на глобальное лидерство, попавшие в рейтинг BCG, уже сейчас опережают традиционных лидеров из Европы и США и начинают задавать моду на мировых рынках.


Как и в прошлом рейтинге, больше всего компаний, имеющих шансы выхода на глобальный рынок, находятся в Китае (30 претендентов), Индии (20) и Бразилии (13). Однако количество китайских компаний в рейтинге сократилось по сравнению с 2011 годом. А если проследить динамику с 2006 года, то очевидно, что китайские бренды постепенно теряют свое преимущество и статус бесспорного лидера. Так, в 2006 году 44 компании из Поднебесной претендовали на звание мировых лидеров, в 2009-м – 36, а к 2011 году их число сократилось до 33. Компании же из Индии, Бразилии, Мексики и России демонстрируют более стабильные показатели присутствия на мировой арене. Стабильные, но не растущие.

Увеличили же свое присутствие в сотне самых перспективных компаний представители Южной Африки (5 в 2013 году по сравнению с 3 в 2011-м), Малайзии  (2 против 1 в 2011 году)  и Турции (3 против 2). Косвенно это говорит о постепенном закате стран БРИК и приходу на их место стран с более динамичной и инновационной экономикой. Изначально компании-претенденты использовали дешевую рабочую силу и обширный внутренний рынок (в чем нет равных Индии и Китаю) в качестве своих основных конкурентных преимуществ, сейчас многие начали делать ставку на развитие инноваций. Ежегодные расходы на НИОКР этих компаний выросли более чем втрое за период с 2007 по 2011 годы. Новые лидеры глобализации делают ставку не только на ценовую конкуренцию, но инвестируют в инновации, создают новые бизнес-модели и приобретают зарубежные компании.

Несколько расширилась и отраслевая диверсификация Претендентов-2013. В новый список впервые вошли представители таких секторов, как финансовые услуги (Citic Group и China UnionPay), производство медицинской техники (Mindray) и электронная коммерция (Alibaba Group). Интересно, что все компании новых промышленных секторов рейтинга родом из Китая.

Но преимущественное положение в рейтинге до сих пор имеют компании, задействованные в производстве промышленных товаров (38) и ресурсов (20).  Показательно, что их присутствие в рейтинге претендентов на глобальное лидерство BCG в два раза превышает долю, которые эти отрасли занимают в Индексе S&P 500, который включает 500 американских акционерных компании с наибольшей капитализацией. А вот сектор услуг (24 компании рейтинга BCG) в S&P 500 напротив имеет более внушительный вес. Но следует отметить, что динамика развития сектора услуг в развивающихся странах положительна, т. к. количество компаний этой отрасли в рейтинге претендентов возросло на четыре по сравнению с показателями 2011 года.

Следует также обратить внимание на изменение количества госкорпораций, попадающих в рейтинг. За все время его составления их количество постоянно сокращается. В 2013 году их стало 26 – на 10 меньше, чем в 2006-м. Главной причиной этого, по мнению экспертов, является тот факт, что госкомпании развивающихся стран зачастую пользуются поддержкой правительства в ведении своей деятельности на внутреннем рынке, поэтому возможность их успеха за рубежом довольно ограничена. Получается, что для выхода на глобальный рынок государственная поддержка является скорее отягощающим фактором.

Если изначально заявлялось о том, что эти новые компании являются ближайшими конкурентами транснациональным корпорациям, и последним стоит держать с ними ухо остро, то сейчас пришло осознание тех огромных возможностей, которое сулит западным компаниям сотрудничество с номинантами на звание глобальных лидеров.

Текст: Ольга Ирисова


Все статьи в полном объеме доступны пользователям нашего мобильного приложения

Available on the AppStore