Статьи / Рубрика: Global

Недооцененная Турция
Сентябрь 2013 | Global


photo by Jeremy Vandel

После глубокой заморозки переговорного процесса по вопросу вступления Турции в ЕС, начавшегося еще в 2005 году, наконец, появились первые признаки оттепели. Однако турки похоже устали от многолетнего ожидания, и все чаще премьер-министр страны Реджеп Тайип Эрдоган в своих выступлениях поднимает вопрос о вступлении Турции в ШОС, а не в ЕС. А население Турции, в свою очередь, теперь уже открыто выказывает свое недовольство премьер-министром, который не только не смог исполнить свое обещание и привести Турцию в ЕС, но и увлекся политикой «закручивания гаек». 

Продолжающийся вот уже восемь лет переговорный процесс о вступлении Турции в ЕС во второй половине 2012 года был практически полностью приостановлен в связи с тем, что руководство Турции отказалось вести переговоры с властями Кипра, который они до сих пор не признали в качестве суверенного государства. Это непризнание суверенитета Кипра, наряду с тем, что Анкара признает Турецкую Республику Северного Кипра, являющуюся частью действующего члена ЕС, – один из краеугольных камней, препятствующих процессу интеграции Турции с Европой. Однако по этому вопросу наметился прогресс, когда в феврале 2013 года президентом Кипра избрали Никоса Анастасиадиса. В 2004 году Анастасиадис высказался в поддержку плана ООН по объединению острова: план этот был принят турками-киприотами, но отвергнут их греческими соседями. Если новый президент не изменил своим взглядам, возможно, часть пунктов, тормозящих процесс вступления Турции в ЕС (например, отказ Турции открыть порты для греко-кипрских судов), будет снята с повестки дня.

К тому же перешедшая Ирландии в 2013 году «эстафетная палочка» в председательстве в Евросоюзе, по мнению экспертов, позволяет надеяться на новый виток переговорного процесса. Основываясь на недавнем выступлении Европейского комиссара по вопросам расширения Штефана Фюле, можно предполагать, что внутри Большой Европы все же идет процесс обсуждения возможности присоединения нового члена. Г-н Фюле заявил, что в случае вступления в Евросоюз Турция должна принять евро в качестве своей национальной валюты. И именно это, по его словам, станет одним из условий в переговорах о членстве Турции в ЕС по главе финансовой и валютной политики. Впрочем, очевидно, что Турция, экономика которой находится на подъеме, вряд ли захочет принимать евро, учитывая, что страны, находящиеся в еврозоне, переживают глубокий финансовый кризис, а местная лира только укрепляется. Условие Евросоюза тем более выглядит странным, что из 27 стран членов ЕС на сегодняшний день лишь 17 используют евро в качестве национальной валюты.


Долгий путь в Европу

Чтобы претендовать на вступление в ЕС, страна-кандидат должна удовлетворять основным положениям Копенгагенских критериев, разработанных еще в 1993 году. Эти критерии требуют, чтобы географически государство-кандидат находилось в Европе, а также соответствовало политическим, экономическим и законодательным требованиям ЕС. Что касается географии, то лишь 3% территории Турции, находящиеся к Западу от Стамбула, относятся к Европе – впрочем, сам факт начала переговоров о вступлении доказывает, что по этому критерию у ЕС к туркам претензий нет. К тому же географический прецедент уже создан принятием в ЕС Кипра. Что касается соответствия национального законодательства нормам ЕС, Турция показала, что достаточно серьезно относится к рекомендациям Союза, например, введя в 2004 году запрет на смертную казнь.

В период десятилетнего руководства премьер-министра Эрдогана и умеренно консервативной Партии стабильности и развития экономика Турции достигла выдающихся результатов, став 17-й в мире. Таким образом, прежние «отговорки» ЕС, что Турция не соответствует экономическим стандартам ЕС, уже не работают. Есть подвижки и в плане политических свобод: принятые в ходе референдума 2010 года поправки в конституцию ограничили влияние военных на политическую и общественную жизнь и несколько расширили права этнических меньшинств. Однако критики Эрдогана выражают недовольство как раз состоянием демократии в стране, указывая на то, что оппозиция в стране крайне слаба, а влияние правящей партии на жизнь общества, наоборот, весьма значительно. По данным нью-йоркского Комитета по защите журналистов, Турция в 2012 году стала лидером по числу заключенных журналистов. Большинство из 49 репортеров, оказавшихся за решеткой, были обвинены в причастности к антиправительственному заговору. Официальная Анкара заявила на этот счет, что данные Комитета сильно завышены. Но аналогичные оценки приводит и организация Freedom House, в рейтинге свободы слова которой турецкие СМИ и интернет названы лишь «частично свободными». Таким образом, ключевые элементы несоответствия Турции Копенгагенским критериям находятся именно в политической сфере, что подтверждают и еврочиновники. Так, в интервью WEJ Дэнис Даниилидис, в прошлом глава пресс-службы Евросоюза в России, отметил: «У Турции есть серьезные проблемы с демократией, что подтверждается, например, тем, что в этой стране самое большое в мире число арестованных журналистов. Конечно, есть и другие проблемы, например, ситуация с Кипром».

Недовольство турок Эрдоганом в конечном счете выплеснулось наружу, и с 31 мая в стране ежедневно проходят акции протестов, которые день ото дня становятся все более ожесточенными. Эти события не только вредят репутации Турции как стабильной страны, но и серьезно влияют на ее экономику. Уже на четвертый день протеста основной фондовый индекс Турции упал на 10,47%, а национальная валюта – лира – подешевела к доллару на 0,7%. Формальным поводом к началу протестов стало недовольство планом властей уничтожить парк Гези в Стамбуле и построить на его месте очередной торгово-развлекательный комплекс. Однако характер и длительность протестов указывают на то, что истинных причин недовольства гораздо больше. Особый размах манифестации приобрели в двух крупнейших городах Турции: Стамбуле и Анкаре, где митингующие прибегли к такому «демократичному» способу отстаивать свои права, как забрасывание камнями стражей порядка. В ходе беспорядков было арестовано более 3000 человек. Разъяренная толпа уничтожила более ста автомобилей, значительное число остановок общественного транспорта и другие объекты, находящиеся как в муниципальной, так и в личной собственности. Подобное развитие событий еще больше ставит под вопрос обоснованность турецких претензий на членство в ЕС. Ведь по характеру действий и настроению толпы эти протесты все больше напоминают «арабскую весну». Вряд ли Европе нужен такой неспокойный сосед.

Еще один камень преткновения – армянский вопрос. Практически во всем мире уничтожение армянского населения в Османской империи в 1915 году классифицируется как геноцид, но официальная Анкара не признает преступления своих предков. Официальное признание геноцида не является обязательным условием членства Турции в ЕС, но эксперты утверждают, что именно неурегулированный армянский вопрос может этому помешать. И официальная Анкара это прекрасно понимает и предпринимает попытки к урегулированию двусторонних отношений. Еще в 2005 году власти Турции предложили Армении создать совместную комиссию историков для изучения событий 1915 года, заявив также о возможности открыть для изучения армян все турецкие архивы того времени. Предложение до сих пор принято не было, но сама попытка дальнейшей нормализации отношений однозначно свидетельствует о готовности Турции выполнять предъявляемые ей требования.

Г-н Даниилидис сообщил WEJ, что «предпринятые Турцией шаги по нормализации отношений с Арменией провалились из-за сопротивления Азербайджана, с которым Турция находится в стратегическом партнерстве. Азербайджан же в свою очередь заявляет о геноциде азербайджанцев армянами и нежелании Армении урегулировать вопрос Нагорного Карабаха. Поэтому Турция не смогла установить дипотношения с Арменией, ограничившись лишь заявлением от 2009 года о необходимости их установления. Но в целом Турция доказала, что способна предпринимать конкретные шаги на пути решения давних проблем. Ярким тому примером являются проводимые шаг за шагом меры по перемирию с Рабочей партией курдов и официальное признание прав меньшинств для курдской общины».

Желание Турции интегрироваться в Европу очевидно: но Германия и Франция, задающие тон в европейской политике, воспринимают это желание без излишнего энтузиазма. Хоть впрямую об этом нигде и не говорится, но не исключено, что реальная причина затормаживания интеграционного процесса состоит в нежелании европейских лидеров принимать в свои ряды  исламское государство. В этом случае переговоры, скорее всего, не принесут никакого результата в обозримом будущем.

Евросоюз – уже не модно

Евросоюз на данном этапе переживает не лучшие времена в связи с экономическим спадом, ростом уровня безработицы в отдельных странах Союза и финансовым коллапсом на Кипре, что не может не сказаться и на его имидже. Доверие к ЕС упало даже в авторитетных европейских странах, население которых традиционно выступало за Единую Европу. Так, по данным социологической организации «Евробарометр», к Евросоюзу относятся с недоверием 72% испанцев, 69% британцев, 59% немцев, 56% французов и 53% итальянцев. Единственной страной, где больше удовлетворенных политикой ЕС чем нет, стала Польша, но и в ней поддержка ЕС упала до 48%. Не удивительно, что и в странах, стремящихся прежде вступить в ЕС, ситуация аналогична. Что уж говорить о Турции, которая, по мнению многих, является самым недооцененным кандидатом на вступление и демонстрирует неплохие экономические показатели, находясь и вне европейской интеграции. Согласно недавнему исследованию, поддержка населением Турции вступления своей страны в ЕС сократилась с 70% в 2005 году  до 33%.

Об основных причинах снижения привлекательности ЕС и способе восстановить к нему доверие WEJ рассказал Дэнис Даниилидис: «Тот факт, что поддержка населением Турции вступления страны в ЕС уменьшилась, объясняется финансовым кризисом, поразившим еврозону. Турция в этом не одинока. Подобные тенденции мы наблюдаем и в граничащих с ЕС странах, и в странах-кандидатах на вступление. Решение этой проблемы в усилении позиций институтов Евросоюза, которое откроет новые возможности гражданам ЕС, что в конечном итоге скажется и на привлекательности организации».

Усиления ЕС, раздираемого изнутри финансовым кризисом, в ближайшей перспективе не предвидится, а пока Турция ищет возможные альтернативы. В этой связи премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган в одном из своих недавних выступлений упоминал о возможности вступления страны в ШОС, в которой Турция уже сейчас имеет статус партнера по диалогу. На деле это выразилось в подписании 27 апреля меморандума о партнерстве по диалогу между ШОС и Турцией. Комментируя это событие, глава МИД Турции Ахмет Давутоглу заявил, что «у Турции и ШОС единая судьба».

С ШОС Турцию объединяют не только интересы в регионе Центральной Азии, где Турция активно развивает бизнес-контакты, но и многополюсное видение мирового устройства. Формальная процедура вступления в ШОС до конца не выработана и пока не понятно, в каком порядке будет происходить принятие новых членов, и будут ли выдвигаться к ним дополнительные критерии соответствия. Помимо Турции, свое желание вступить в ШОС в качестве полноправных членов высказали Индия и Пакистан, имеющие статус «наблюдателей» – более значимый, чем статус «партнера по диалогу» Турции. К тому же и Пакистан, и Индия – важные стратегические партнеры как Китая, так и России, поэтому вряд ли Турцию смогут принять вне очереди.

Дэнис Даниилидис считает, что желание Турции интегрироваться в Шанхайскую организацию сотрудничества никак не противоречит ее потенциальному вступлению в ЕС, тем более что Турция и сейчас участвует в нескольких региональных организациях.

На стороне Турции – огромный внутренний рынок в 80,5 миллиона человек, сильные региональные позиции, высокий индекс развития человеческого потенциала и достаточно развитая экономика. К тому же это умеренно исламская страна, что весьма важно в эпоху развития фундаментализма. Турция – завидная невеста, которую пока в ЕС почему-то недооценивают, все чаще предлагая концепт «расширенного партнерства» взамен полноценного членства.

Текст: Ольга Ирисова


Все статьи в полном объеме доступны пользователям нашего мобильного приложения

Available on the AppStore


Вы не можете оставить комментарий анонимно. Нужно авторизоваться. Попробуйте, это очень просто!

Нет комментариев. Почему бы Вам не оставить свой?