Статьи / Рубрика: Global

Юань пойдет на мировую
Сентябрь 2013 | Global


photo by kalleboo

Китайский юань станет конвертируемым и выйдет на мировой уровень к 2020 году, когда экономика Китая станет крупнейшей в мире, считают в Поднебесной. Сможет ли денежная единица КНР войти в тройку основных мировых валют и не приведет ли эта попытка к новым финансовым войнам?

Неконвертируемый юань автоматически относил себя к мировой финансовой элите. Преимуществом валюты Поднебесной было то, что против нее было очень трудно организовать атаку. Юаней на рынках достаточно мало, следственно, их трудно скупить в необходимом количестве. Поэтому юань практически неуязвим для Вашингтона, и Китай может держать его курс таким, чтобы не удорожать свой экспорт в США.

Впрочем, Китай уже построил относительно своей валюты большие планы: юань должен стать мировой резервной валютой примерно к 2020 году, когда его экономика, по прогнозу Standard Chartered, обгонит экономику США и станет крупнейшей в мире. Пока что подобную идею с сомнением рассматривают в МВФ: фонд не намерен включать юань в корзину специальных прав заимствования (SDR), поскольку его неконвертируемость по счету текущих операций делает невозможным признание его одной из мировых валют.

Давно продуманная стратегия

Китай всеми силами способствует тому, чтобы юань все шире применялся в международных расчетах, – вроде бы только по экономическим соображениям. Впрочем, все чаще появляется информация о том, что стратегия по постепенному превращению юаня в мировую резервную валюту была одобрена еще в конце 1990-х годов тогдашним генсеком Цзян Цзэминем и уже давно осуществляется.

В частности представитель Центра изучения мировых финансов при Китайской академии общественных наук Ли Цзин в своих работах описывает подобную стратегию, состоящую из четырех этапов. Во-первых, это организация расчетов в юанях с соседними странами. На втором этапе планируется превратить юань в платежное средство, которое можно будет использовать во всем мире при торговых расчетах с КНР. На третьем этапе юаню предстоит превратиться в привлекательный инструмент для вложений средств домохозяйств, предприятий и финансовых институтов (сейчас таковыми являются доллар и евро). А уже на четвертом этапе юань становится мировой резервной валютой, которую примутся охотно покупать центральные банки других стран.

Первый этап стартовал в начале 2000-х годов, когда Пекин стал договариваться с соседями о возможности торговых расчетов в национальных валютах. Для компаний, импортирующих из КНР, это позволяет снизить издержки на конвертацию и страхование валютных рисков.


Перед мировым кризисом и сразу после него активность Пекина резко возросла. С зимы 2008 года он начал проводить валютные свопы с соседними странами, продавая им юани: сделки были заключены с Южной Кореей, Гонконгом, Малайзией, а также Белоруссией. А весной 2009 года финансовые власти КНР обнародовали схему, позволяющую проводить расчеты за юани в международной торговле.

По прогнозам банка HSBC, к концу 2012 года объем торговых расчетов в юанях может составить $ 2 трлн, или около половины объема внешнеторгового оборота КНР. Еще больше расширить эту схему сможет начало торгов юанем против основных мировых валют. На China Foreign Exchange Trade System (CFETS) против юаня уже торгуются доллар США, евро, британский фунт, иена, гонконгский доллар и малайзийский ринггит. В июле начались торги парой «рубль – юань».

Прогнозы

«Китай может осуществить все или почти все шаги в этом направлении (выхода юаня на мировой уровень – прим. ред.) за несколько лет, – заявил нашему корреспонденту руководитель китайской Государственной администрации по валютным операциям Гуань Тао. – В течение же следующих нескольких лет Китай может объявить о полной конвертируемости курса юаня». По словам чиновника, реформа пройдет в два этапа. Сначала будет проведено «коренное» ослабление курсовых ограничений ЦБ, а затем планируется переход к конвертируемости валюты по счету движения капитала. Либерализация валютного контроля позволит бизнесу, инвесторам и частным лицам торговать юанем за границами Китая без существенных барьеров, считает Гуань Тао.

В то же время и китайские, и иностранные эксперты предупреждают об опасности подобного шага: если такие изменения будут происходить слишком быстро, то под угрозой окажется вся финансовая система Китая. «Преждевременная либерализация чревата рисками и кризисом, – отметил заместитель директора МВФ по Азии Маркус Родлер. – Поэтому Китай по-прежнему должен придерживаться осторожного подхода в данном вопросе».

Впрочем, лауреат Нобелевской премии по экономике Роберт Манделл, которого часто называют «отцом евро», верит, что задумка Китая станет реальностью: «Если рассматривать возможность какой-то третьей глобальной валюты помимо евро и доллара, то это, конечно, юань. В течение 10 лет рост ВВП Китая вполне может достигнуть уровня США: уже сейчас он составляет половину ВВП США, и он постоянно увеличивается. Поэтому где-то к 2025 году рост ВВП Китая догонит Америку и вполне возможно, что в мире будет три мировых валюты: доллар, евро и юань». Однако эксперт не отрицает и того, что японская йена вполне может стать глобальной валютой номер четыре. «Но у валют Китая и Японии достаточно большая конкуренция, и если доллар и евро спокойно взаимодействуют друг с другом, то юань и йена нет», – заявил Роберт Манделл корреспонденту World Economic Journal

«Отец евро» Роберт Манделл не считает реальным и создание на азиатском континенте единой денежной единицы, как это случилось в Европе. «Объединение валют – достаточно серьезный политический шаг, вряд ли сейчас целесообразный. Страны Азии могут спокойно существовать со своей валютой и просто урегулировать обменные курсы».

Текст: Валерия Хамраева


Все статьи в полном объеме доступны пользователям нашего мобильного приложения

Available on the AppStore