Статьи / Рубрика: Компании и рынки

Валютные баталии
Май 2013 | Компании и рынки

Японская иена и британский фунт стерлингов ослабли за последние месяцы и напугали остальные мировые экономики приближением «валютных войн». При этом падение курса иены и фунта укрепляет курс евро, что так невыгодно странам Европы, погрязшим в рецессии.


Японская иена потеряла 15% с ноября прошлого года, отмечает обзор PriceWaterhouseCoopers. Это напомнило странам «Большой двадцатки» начало «валютных войн» и заставило принять меры для предотвращения возможного осложнения ситуации. Одновременно с этим фунт стерлингов с начала года обесценился на 6%. Однако в данном случае причина заключается не в новых политических инициативах. Немаловажным фактором оказалось и то, что северное королевство демонстрирует более низкие темпы экономического роста.

Как отмечает обзор PWC, ослабление фунта стерлингов может повлечь за собой более высокую стоимость импорта для британских компаний. Однако большинство британских компаний контролируют свои расходы, что весьма важно в ситуации невысоких темпов роста доходов. Кроме того, риск существенного снижения курса фунта стерлингов надежно хеджирован. В этой ситуации британским компаниям следует, наоборот, сосредоточить внимание на использовании экспортных возможностей, возникающих в результате ослабления курса фунта стерлингов.

Падающий курс восходящего солнца 
Опасения начала валютных войн появились еще в 2010 году, когда министр финансов Бразилии Гвидо Мантега предупредил о возможности таких «сражений». Мантега был весьма недоволен увеличением иностранного капитала в Бразилию, вызванного денежной политикой развитых стран. Кроме того, финансовая стратегия ведущих экономик сказалась и на увеличении давления на курс бразильского реала и снижала конкурентоспособность бразильских экспортеров. Более всего Мантега был недоволен политикой США и Великобритании, а также валютными махинациями Китая по предупреждению повышение курса юаня.

В сентябре 2012 года США объявили о третьем раунде количественного смягчения, которое удержит процентные ставки на минимальном уровне как минимум до 2015 года, оживит фондовый рынок США и даст дополнительный толчок для роста занятости и ВВП. Однако у такой стратегии есть и минусы: экономический рост в США сегодня опережает показатели Европы и Японии, но все же курс доллара незначительно ослабел по отношению к этим валютам.

Япония подкинула масла в огонь и стала еще одним поводом для волнения. Новый курс денежной политики страны поднимает инфляционный таргет и увеличивает денежную массу путем продажи гособлигаций. Благодаря таким действиям с ноября 2012 года японская иена потеряла около 15%.

Впрочем, как показывает последний экономический обзор Организации экономического сотрудничества и развития, политика Японии весьма удачна и приносит внутренней экономике страны пользу. ОЭСР даже рекомендует японскому правительству выбрать более агрессивную стратегию действий, чтобы избежать дефляции. Перспективы понижения курса совместно с целями ЦБ Японии по инфляции (на уровне 2%) привели к обесцениванию иены и скачку в ценах акции. Это способствовало краткосрочному росту, однако для его поддержания придется вводить еще более агрессивное количественное послабление.

Туманная гавань безопасности
С января этого года фунт стерлингов обесценился на 5 – 6% по сравнению с курсом доллара США и евро. Ослабление фунта стерлингов сказывается на росте стоимости импорта, в особенности сырья. Однако согласно последнему глобальному опросу руководителей крупных компаний, именно руководители британских компаний меньше всех озабочены волатильностью обменных курсов. При этом руководители крупных компаний во всем мире испытывают меньшую, чем в прошлом году, уверенность в том, что их прибыль в целом будет расти в течение ближайшего года.

Причиной спокойствия английских бизнесменов может быть тот факт, что большинство крупных британских компаний, импортирующих сырье, как правило, используют контракты с фиксированной ценой или производные финансовые инструменты для хеджирования своих валютных рисков.

Впрочем, слабеющий курс фунта стерлингов предоставляет британским компаниям несколько возможностей. Главным образом это положительно скажется на экспорте: британские товары станут стоить дешевле на международных рынках. Для экспортно-ориентированных компаний это означает повышение прибыли.

Обзор PWC отмечает, что руководители крупных компаний в целом обращают больше внимания на дешевеющий фунт стерлингов, а не на потенциальные риски, которые это обстоятельство создает для их бизнеса. Но ситуация на рынках может повлечь за собой дальнейшие колебания курса фунта стерлингов. Как отмечает PWC, британским компаниям следует внимательно следить за развитием событий в еврозоне. Любое проявление экономического кризиса или неожиданные плохие новости (например, проблемы с выходом Кипра из кризиса или негативные последствия недавних выборов в Италии) могут повлечь за собой быстрый приток капитала в Великобританию как «безопасную гавань». Это неизбежно приведет к росту стоимости фунта стерлингов относительно евро.

Стратегия США, Японии и Великобритании приводит к постепенному удорожанию евро. Согласно данным Reuters, реальный эффективный курс евро за последние 6 лет повысился на 10%, а по отношению к доллару повысился на 8% за последние полгода. При этом Европе, находящейся в рецессии и режиме весьма жесткой экономии, совершенно не нужна динамика курса валют. От укрепления курса евро страдают европейские корпорации – прежде всего экспортеры, что отображается и на их рыночной стоимости.

Эндрю Смит, директор KPMG в Лондоне:
«Вполне предсказуемо, что падение курсов фунта стерлингов и иены вызвало громкое негодование в других странах. Однако многие, МВФ в их числе, считают разговоры о «валютных войнах» преждевременными. Как в Великобритании, так и в Японии, например, во многом слабость валюты – это не попытка манипулирования, а лишь побочный продукт экспансионистской денежно-кредитной политики центральных банков в их устремлениях стимулировать экономический рост. Такие попытки можно только приветствовать, где бы то ни было, если учесть налоговые и бюджетные смирительные рубашки, в которые правительства многих стран облачились по собственной инициативе.

Что касается Великобритании, то с началом финансового кризиса главной целью британских политиков стала реструктуризация экономики: ее локомотивом вместо потребления рассчитывали сделать экспорт и инвестиции. Теоретически – ослабление позиций национальной валюты должно способствовать переходному периоду за счет наращивания объемов экспорта (ведь цены на него в иностранной валюте снижаются) и сокращения импорта, который дорожает в пересчете на фунты. Те же факторы должны стимулировать инвестиции в импортозамещающие и ориентированные на экспорт отрасли.

Главный вопрос в том, почему внешняя торговля не демонстрировала положительной динамики в предыдущие периоды ослабления фунта, в особенности в период заметного падения курса британской валюты в 2008 – 2009 гг. Причин может быть несколько.

Во-первых, зарубежный спрос на произведенные в Британии товары и услуги оставался слабым: Европа, то есть основной рынок экспорта, сама никак не могла выбраться из рецессии. Во-вторых, в случае экспорта большинства товаров из Соединенного Королевства – речь в первую очередь идет о качестве, а, значит, спрос по большому счету неэластичен по цене. В-третьих, во многих конечных товарах экспорта велика сырьевая составляющая, как следствие, рост цен на импорт может нивелировать повышение уровня конкурентоспособности.

Наиболее очевидным, впрочем, объяснением может быть несколько волатильная история британского фунта. Компании, возможно, неохотно будут менять свою структуру в пользу расширения экспорта и импортозамещающих мощностей, пока не убедятся, что возросшая конкурентоспособность валюты – это надолго. До тех пор экспортеры, вместо того чтобы снизить цены и завоевать часть рынка, могут вполне довольствоваться ростом рентабельности, да и вообще, бизнесу, может быть, куда интереснее копить деньги, а не вкладывать их.

В этом контексте падение курса фунта с начала года стоит рассматривать как приободряющий знак, дополнительный стимул к реструктуризации экономики, на которую рассчитывают и которая, как представляется, затормозилась. Следует признать, что в краткосрочной перспективе снижение курса британской валюты повлечет за собой некоторые нежелательные побочные эффекты. Рост цен на импорт будет способствовать поддержанию инфляции, уровень которой уже сейчас превышает плановый показатель в 2%. Но, чем дальше, тем больше ослабление фунта должно сыграть на руку бизнесу. При условии, конечно, что компании не просто поднимают в ответ цены, но и изыскивают – и находят – способы выхода и расширения своего присутствия на растущих рынках, и тогда они могут остаться в большом выигрыше».

Джон Харди, главный валютный стратег брокерской компании Saxo Bank:
«Валютные войны сегодня возможны, если вкладывать в это понятие использование валютной политики в целях получения экономического преимущества. Такая политика сама по себе неустойчива и создает напряженные отношения. Главная опасность в этом случае, если страны начнут двигаться дальше и принимать ответные меры с протекционистскими принципами в торговой политике, такой своеобразный способ наказать подлецов. Подобное нужно пресекать на корню. В целом наилучший вариант в вопросе валютных войн – это разрешить огромные проблемы с долгом с помощью жестких мер, подразумевающих реструктуризацию, в течение долгого времени, вместо того чтобы избегать высоких долговых обязательств с еще большим количеством напечатанных денег.

Японская иена из этих двух валют играет более важную роль. Кроме того понятно, что Банк Японии и в особенности японское правительство настроены весьма решительно в вопросе ослабления валюты. Это как раз и есть та самая игра в «валютную войну», во время которой страны теоретически могут получить экономическое преимущество, ослабляя валюты и получая конкурентное преимущество в мире для своих продуктов. В случае с Японией это уже вызывает значительное напряжение в крупных экономиках, таких как Китай и Корея, где уровень жалоб быстро повышается.

Падение британского фунта вызывает меньший интерес, потому что не оказывает прямой угрозы для других экономик. Более слабый фунт стерлингов может отчасти помочь, так как за счет него британские продукты и услуги станут более конкурентоспособными в мире. Проблема в том, что у Великобритании весьма ограниченное производство и нет основного товара на экспорт. С другой стороны, цены на импорт и множество других производственных затрат очень невыгодно растут при слабом фунте. Это крайне плохо для британских потребителей».

Текст: Валерия Хамраева


Все статьи в полном объеме доступны пользователям нашего мобильного приложения

Available on the AppStore


Вы не можете оставить комментарий анонимно. Нужно авторизоваться. Попробуйте, это очень просто!

Нет комментариев. Почему бы Вам не оставить свой?