Статьи / Рубрика: Статистика

Экономические последствия европейского сепаратизма
Март 2013 | Статистика

В страдающей от экономического кризиса Европе растут сепаратистские настроения. Наиболее экономически развитые регионы крупнейших европейских стран мечтают о независимости в том или ином варианте. Основная причина этих настроений в том, что более богатые регионы не хотят за свой счет финансировать более бедные части страны. И если желания Каталонии у всех на слуху, то становление на тот же путь регионов в Великобритании или Германии выглядит достаточно неожиданным.


Но что же ждет Каталонию, Шотландию и другие европейские регионы в случае получения независимости и кто с чем останется?

Каталония
По территории Каталония не самый крупный испанский регион, но ее площадь вполне сравнима с Бельгией. Что касается населения, то в этой области по итогам 2012 года проживает чуть более 7,5 млн человек – в 12 действующих членах Евросоюза меньше (например, в Ирландии или Дании). Население Каталонии составляет 15% от всего испанского населения и 6 млн ее взрослых жителей – это 15% трудовой силы всей страны. Но уровень безработицы в регионе на 1% ниже, чем в среднем по Испании (12% против 13%).

По итогам 2011 года ВВП Каталонии составил около 200 млрд евро, и это почти 20% от общего ВВП Испании. Таким образом, объем экономики одной Каталонии вполне сопоставим с ВВП Ирландии, Португалии или Чехии. ВВП на душу населения практически достиг 27 тыс евро, что на 13% выше, чем в целом по Испании. Можно говорить о том, что в Каталонии уровень жизни населения выше, чем в среднем по Испании. Также на долю Каталонии приходится около четверти всего экспорта страны (около 55 млрд евро). Для иностранных инвестиций этот регион также привлекателен – в последние пять лет в среднем 3 – 4 млрд евро поступлений ежегодно. Из пяти тысяч иностранных компаний более 3,5 базируются именно в Каталонии.

Благодаря сложившемуся благоприятному бизнес-климату Каталония считается четвертым богатейшим регионом из всех 17 испанских областей. Но это до уплаты налогов, а после всех отчислений опускается на девятое место. На каждый евро уплаченных налогов только 57 центов возвращается в область. Остальное уходит в фонд поддержки более бедных регионов Испании. И вот этот «фискальный грабеж» не устраивает жителей Каталонии, вынуждая требовать независимости от Испании. Возможно, если бы не набирающий обороты экономический кризис внутри самой Каталонии, ситуация была бы не столь острой. Пришедший к власти два года назад Артур Мас проводит строгий курс экономии, но этих мер не достаточно, и количество рабочих мест в регионе сокращается, а долговая нагрузка уже выросла до 45 млрд евро, и это самый высокий показатель среди испанских областей. Каталонские власти были вынуждены запросить у официального Мадрида 5 млрд евро из фонда содействия регионам, но получили отказ.

Европейские экономисты и политологи признают, что Каталония для Испании, как Германия для всей Европы. То есть, предоставив ей свободу, Испания лишится одного из главных источников доходов для казны и в итоге потеряет позиции четвертой экономики в Евросоюзе. И в Мадриде это явно признают, иначе как объяснить то, что центральная власть отказалась предоставить налоговую независимость Каталонии (по аналогии с Наваррой и Страной Басков, которые исторически сами управляют налоговыми поступлениями). Необходимо искать компромисс пока ситуация не зашла слишком далеко. Конечно, можно говорить о том, что конституция Испании не подразумевает раздела страны и что итоги референдума официальный Мадрид не признает, но ведь растущие настроения «за независимость» при самом негативном сценарии могут вылиться в гражданскую войну.

Шотландия
В Шотландии ситуация все же несколько отличается от Каталонии. Правительство Великобритании не закрывает глаза на усилившиеся сепаратистские настроения, а разрешает провести референдум 18 октября 2014 года и самоопределиться. Конечно, условия были и с той, и с другой стороны, и соглашаясь на референдум, правительство Дэвида Кемерона, вероятно, все же надеется на итоговый отрицательный результат, потому как на настоящий момент только чуть более трети жителей Шотландии поддерживает идею «самостоятельного плаванья».

Экономика Великобритании уже не первый год на грани рецессии, и правительству никак не удается запустить такие механизмы, которые могли бы дать долгосрочный положительный эффект и увеличить темпы экономического роста. Уровень делового доверия к экономике падает, и соответственно инвестиционная привлекательность также снижается. Но экономика Шотландии в отдельности также не выглядит оптимистично. К тому же Шотландия, по сути, дотационный регион: ежегодно ее бюджет субсидируется более чем на половину общенациональным. За счет этого системы здравоохранения и образования в регионе лучше, чем в Англии. Но с другой стороны, в Шотландии добывается около 90% нефти и газа, что обеспечивает до 10 – 15 млрд евро в виде налоговых поступлений в год. Если доход от нефти будет идти в казну Шотландии, то сможет покрыть ее бюджетный дефицит. За это ухватились шотландские националисты. Национальная партия Шотландии утверждает, что при получении контроля на добычу нефти в Северном море и всех доходов в свой бюджет Шотландию ждет светлое будущее. Но объем добычи нефти в этом регионе снижается уже сейчас, а цена на «черное золото» – величина не постоянная, и вряд ли в ближайшее время можно рассчитывать на сверхдоходы на этом направлении. Если верить прогнозам, то в Великобритании доходы от добычи нефти и газа к 2015/2016 гг. сократятся до 0,6% от ВВП с 0,9% от ВВП в 2011/2012 гг. Что же касается объема ВВП Шотландии, то по разным прогнозам, в случае отделения он составит примерно 150 – 160 млрд фунтов.

Кроме того, на территории Шотландии находится большинство гидроэлектростанций, вырабатывающих энергию посредством волн и приливов, и если Шотландия отделится, то остальной части Великобритании придется задуматься об импорте электроэнергии.

Не может не настораживать тот факт, что промышленное производство в Шотландии снижается четвертый год подряд, и прогноз на 2013 год составляет около 0,7% (при этом для Англии прогноз 1,2%). Да и уровень безработицы растет последние пять лет и уже превышает 8%. В последние пару десятилетий почти полностью закрыты предприятия традиционных для Шотландии угольной и сталелитейной отраслей, доли кораблестроения и тяжелой промышленности также сокращаются, но региону удавалось сохранять статус промышленного. На сегодняшний день, помимо нефти, Шотландия успешно экспортирует электронику, текстиль и, конечно, виски.

Еще одним пунктом агитационной программы был немедленный переход на евро, по примеру Ирландии. Но набирающий обороты кризис в еврозоне поубавил энтузиазм, и теперь курс на скандинавскую модель.

Прогнозы на будущее и для Великобритании в целом, и для ее отдельных частей не слишком оптимистичны, и на этом фоне призывы первого министра Шотландии Алекса Сэлмонда к независимости от Великобритании находят все больший отклик среди населения. Основной упор он делает на то, что небольшие государства более мобильны и конкурентоспособны, что позволяет им быстрее реагировать на мировые экономические реалии. У этого заявления есть, конечно, и противники, говорящие о том, что в век глобализации понятие государственного суверенитета постепенно исчезает. Хотя для небольших стран он никогда не имел особого смыла. Вступление в Евросоюз возможных новоявленных стран повысило бы их жизнеспособность и с политической точки зрения. Но это как раз может стать для них одной из самых больших проблем, потому как и Испания, и Англия могут заблокировать им дорогу туда. Да и глава Еврокомиссии Жозе Мануил Баррозу уже предупредил о том, что Маастрихский договор не подразумевает преемственности, и вновь создаваемые государства не смогут автоматически стать членами ЕС. Для вступления в блок потребуются переговоры со всеми участниками, а на это может уйти несколько лет.

Проблема также в том, что жители всех трех регионов уже много лет живут внутри «свободной Европы», и вряд ли их обрадует частичное заточение.
К тому же на сегодняшний день не только в этих странах растет сепаратизм – и в Италии, и в Бельгии, и во Франции, и даже в Германии существуют свои «каталонии» и, поощряя соседей к расколу, они поставят под удар самих себя.

«Очаги» сепаратизма
Не стоит думать, что независимости требуют только Каталония и Шотландия. Экономический кризис может привести к тому, что в скором времени не останется такой страны, как Бельгия, и вместо нее на карте мы увидим Фландрию и Валлонию. Более экономически успешная фламандская часть страны требует независимости от более бедной франкоговорящей Валлонии, так как не желает субсидировать южную часть страны. Камнем преткновения и здесь стало перераспределение налоговых поступлений. Политики, представляющие в парламенте страны Фландрию, требуют оставлять в местных бюджетах до 45% налоговых отчислений, а валлонские политики согласны только на 10%. На этом фоне политический кризис наблюдается уже несколько лет, и на компромисс идти никто не желает.

В Германии треть жителей Баварии хотят независимости, и причина тому «фонд бедных земель». Ежегодно вклад Баварии в него составляет около 3,5 млрд евро, и это около половины всего его объема. То есть каждый баварец своими налогами спонсирует на 300 евро в год другие, более бедные, земли Германии. Такое положение дел перестало устраивать местных политиков, хотя дальше разговоров пока дело не идет.

В Италии северные регионы всегда относились к южным с некоторым пренебрежением, считая последних как минимум лентяями и жуликами. Более экономически развитые регионы опять-таки не хотят делиться с бедным Югом. Отдельно стоит сказать о районе Южного Тироля, где есть сторонники объединения области с Австрией, и, несмотря на то, что этот регион обладает статусом автономии, принципы перераспределения налоговых поступлений местные власти также не устраивает. Автономии требуют острова – Сардиния и Сицилия. Во Франции независимыми мечтает стать Корсика – к слову сказать, беднейшая французская территория – и еще минимум четыре провинции. В Испании на фоне Каталонии немного в тень отошли Страна Басков и Наварра, но и они не потеряли веры в свою независимость, и «дух борьбы» там никуда не исчез.

Этот список можно продолжать долго и, наверное, на сегодняшний день нет такой европейской страны, которая бы не столкнулась с проблемой сепаратизма. Аналитики и журналисты уже придумали такие термины, как «сепаратизм богатых», «сепаратизм бедных», «экономический сепаратизм», но суть этой борьбы лучше всего сформулировал бывший президент Каталонии Хорди Пухоль: «Язык важен. Флаг важен. Культура очень важна. Но деньги важнее».

Текст: Оксана Чайка


Все статьи в полном объеме доступны пользователям нашего мобильного приложения

Available on the AppStore


Вы не можете оставить комментарий анонимно. Нужно авторизоваться. Попробуйте, это очень просто!

Нет комментариев. Почему бы Вам не оставить свой?