Статьи / Рубрика: Global

Зачем Франция вошла в Мали
Март 2013 | Global

Еще несколько месяцев назад президент Франсуа Олланд заявлял: Франция не собирается играть роль полицейского в Африке и не будет вмешиваться в события в Мали. 11 января 2013 года 2,5 тысячи французских солдат и офицеров отправились в эту африканскую страну. Ввод иностранного контингента поддержала ООН.


Не направлять войска в Мали, где исламисты оказались близки к тому, чтобы прибрать к рукам всю страну, было невозможно. Другое дело, каковы будут долгосрочные последствия этого вторжения, и только ли гуманитарными интересами руководствовался Елисейский дворец, ввязываясь в очередной раз в африканские разборки.

«У нас нет ни политических, ни экономических интересов в Мали», – уверял французский президент буквально через несколько дней после вторжения. И лукавил. Франция – в силу исторических причин – заинтересована в сохранении стабильности в районе Сахель (тропическая саванна в Африке, проходит через районы таких стран, как Сенегал, Мавритания, Мали, Алжир, Буркина-Фасо, Нигер, Нигерия, Чад, Судан и Эритрея).

Упустить ситуацию в Мали, позволить этой стране окончательно превратиться в исламистское государство – типа Афганистана времен правления талибов – означало поставить под удар интересы Запада на африканском континенте вообще. А между тем из соседних Алжира и Ливии (в последней, к слову, после падения режима Муаммара Каддафи проблем не меньше, чем в Мали, и угроза исламизации ничуть не ниже) Западная Европа получает значительную часть нефти и газа. Во многом благодаря урановым месторождениям в соседнем Нигере работает атомная промышленность Франции.

То, что военная операция в Мали – необходимый шаг, продемонстрировала чудовищная четырехдневная трагедия с захватом сотен заложников на газовом месторождении Ин-Аменас в Алжире, разработки на котором ведут британский концерн BP, норвежский Statoil и алжирская компания Sonatrach. Среди погибших оказалось 37 иностранцев – причем самых разных национальностей.

Власти Алжира долго путались в показаниях относительно того, откуда пришли боевики: то ли из Ливии, то ли из Мали. Единственное, в чем сходились, – что это месть алжирскому руководству за предоставление воздушного коридора для переброски французских войск в Мали.

Раз такой захват стал вообще возможным, стало очевидно: малийских экстремистов надо додавить, причем так, чтобы они не перебрались в соседний Алжир. Алжирское правительство сначала закрыло границу, а затем перебросило к ней дополнительные военные подразделения. Нигер – также опасаясь проникновения на свою территорию исламистов – просит подкрепления у Запада.

«Мали уже была оккупирована, все наши страны могут оказаться под ударом. Не забывайте, что у нас есть потенциальная угроза – движение «Боко Харам», действующее в Нигерии, с которой у нас общая граница протяженностью 1,5 тысячи км. Таким образом, Нигер, равно как и все другие западноафриканские страны – потенциальная цель для террористов», – заявил президент Нигера Махамаду Иссуфу.

На территории Нигера есть два крупных месторождения урана, разработки на которых ведет французская государственная компания Areva. Учитывая, что до 80% потребностей в энергии Франция получает за счет мирного атома (это больше, чем любая другая страна в мире), то нигерские контракты становятся ключевыми. Треть запасов урана для своих АЭС Франция получает именно в Нигере. На очереди – третье урановое месторождение Imouraren, которое, по предварительным оценкам, является вторым по запасам в мире. Так что французские власти, пытаясь предотвратить повторения трагедии в Ин-Аменас, направили в Нигер отряды войск специального назначения для охраны урановых рудников.

К тому же Нигер начал переговоры с США о размещения в стране баз для американских беспилотных летательных аппаратов – их задачей будет сбор разведывательной информации о передвижениях исламистов во всем регионе. Дроны, скорее всего, будут базироваться в пустынном северном регионе Агадес.

Что касается самой Мали, то на сегодняшний день это очень бедная страна, которая обладает крайне небольшими объемами разработок природных ресурсов – за исключением разве что золота, на которое приходится 70% экспорта. Однако и отсюда со временем Франция, скорее всего, получит определенные финансовые дивиденды – в благодарность «за оказанную помощь в трудной ситуации».

По предварительным данным, в стране есть месторождения нефти и газа. Шансы найти их в бассейне Таудени (Taoudeni) высоки: ведь в соседней Мавритании – в том же бассейне – Total вполне успешно вела разработки в 2009 – 2010 годах.

Не исключено, что в Мали есть и запасы урана – на северо-западе и на западе. Канадская компания уже начала работы по поиску урана на границе с Сенегалом и Гвинеей. Этими месторождениями интересуется и Areva, которая, кстати, ведет разработки в Сенегале и уже начала переговоры с Rockgate Capital по ведению разработок в Мали (проект Falea).

Существует и другая очевидная причина вмешательства Запада в этот конфликт: исламизация Африки приведет к очередной волне иммиграции в Европу. С которой Старый Свет на этот раз может и не справиться.

Текст: Елена Шестернина


Все статьи в полном объеме доступны пользователям нашего мобильного приложения

Available on the AppStore


Вы не можете оставить комментарий анонимно. Нужно авторизоваться. Попробуйте, это очень просто!

Нет комментариев. Почему бы Вам не оставить свой?