Статьи / Категория: Global


Большая сирийская игра или все дело в газе

Опубликовано: Сентябрь 2012 г.

Нравится

Три заблокированные Россией и Китаем резолюции в Совете Безопасности ООН, 17 пакетов санкций в отношении Дамаска, введенных Европейским Союзом, тысячи погибших – правозащитники называют цифру уже в 19 тысяч. На сегодняшний день никто не осмелится предположить, куда даже в самом обозримом будущем может повернуться сирийское противостояние.


Эксперты делают самые разные прогнозы – от ливийского сценария (правда, на этот раз в обход России и Китая, с молчаливого одобрения которых в Совбезе, собственно, и начались бомбардировки Ливии) до затяжной войны, в которую будут вовлечены не только противоборствующие силы в Сирии, но и соседние государства. На Ближнем Востоке идет большая сирийская игра, ставки на исход которой мало кто решится сейчас делать.

Игроки
Долгосрочная цель всех тех, кто пытается убедить Башара Асада уйти, – очевидна. Сирия – ближайший союзник Тегерана. Избавиться от Асада будет означать стать на шаг ближе к ликвидации так надоевшего и Западу, и ряду ближневосточных стран иранского режима. И на шаг ближе к столь вожделенным иранским нефти и газу.

Пока же борьба ведется не столько за или против Башара Асада, за мир в Сирии или за соблюдение прав человека в этой стране, но и за те перспективы, которые могут открыться после падения асадовского режима, – за сирийский транзит.

После недавнего открытия новых газовых месторождений в Восточном Средиземноморье (Израиль, Кипр, Ливан, Египет), появления проекта «Набукко», главным лоббистом которого выступает Турция, и российского Южного потока, увеличения добычи полезных ископаемых в зоне Персидского залива, наконец, с доступом к иракским ресурсам, начался очередной передел газовой карты мира. Да, самой Сирии сейчас не до исследования дна Средиземного моря (хотя по некоторым прогнозам, газ там тоже есть), тем не менее, именно эта страна оказалась на пути очень многих, кто хотел бы принять участие в этом разделе.

Уникальное географическое положение Сирии интересует игроков куда больше собственно газа и нефти, которые есть у этой страны. Объемы сравнительно небольшие – до начала противостояния добыча нефти Сирии составляла около 400 баррелей в день – не слишком высокая цифра по сравнению с соседями. Впрочем, это одна из основных статей государственного бюджета. Экспорт «черного золота» (в основном в Европу) ежегодно приносил государству 7 – 8 миллиардов долларов. Введение многочисленных санкций фактически перекрыли стране кислород – по словам министра нефти и минеральных ресурсов Суфьяна Алляу (Sufian Allaw), из-за санкций бюджет недосчитался 4 миллиардов долларов. Если сирийская экономика пока еще держится, то только благодаря золотовалютным резервам в 17 миллиардов, скопленными в свое время на экспорте нефти. Спасти национальную экономику правительство пытается за счет стран, которые не присоединились к санкциям и по-прежнему готовы получать сирийские нефть и газ, – Венесуэлы, Китая, Алжира, Ирана.

По запасам же газа (речь идет о разведанных ресурсах) Сирия и вовсе на 47-м месте – с чуть больше 6 миллиардов куб. метров в год.

В 2009 году, понимая, что нефтяные (а возможно, и газовые) запасы страны вскоре будут исчерпаны, Башар Асад объявил «стратегию четырех морей», целью которой было превратить страну в узел транспортировки углеводородов между Персидским заливом, Черным, Каспийским и Средиземным морями.

Сирийские порты на Средиземном море оказались настоящим лакомым куском для всего Большого Ближнего Востока, а заодно и других участников переделки газового рынка. Через территорию этой страны проходит транснациональная газовая магистраль AGP (Arab Gas Pipeline), которая соединяет Египет с ливанским портом Триполи. Кроме того, есть старая ветвь IPC (Киркук – Банияс), которая идет из Ирака (после военного вторжения в Ирак в 2003 году она перестала действовать). Попыткой реанимировать эту ветвь стал меморандум, подписанный между Сирией и Ираком в конце 2010 года. Он предполагал строительство двух нефтяных и одного газового трубопроводов из иракских Аккаса и Киркука в сирийский порт Банияс.

В июле 2011 года иранские власти объявили о планах по транспортировке своего газа из крупнейшего в мире месторождения «Северное» (South Pars) через Ирак в Сирию. Кроме того, правительство Асада планировало довести AGP из Алеппо до турецкого Килиса. Последняя магистраль в дальнейшем могла стать частью газопровода «Набукко», лоббируемого Турцией и призванного снять Европу с российской газовой иглы.

Однако в нынешней ситуации всем этим многочисленным планам, видимо, приходит конец – найти источники финансирования для столь амбициозных планов Асад вряд ли сможет.

Но недостаток финансирования – не единственная проблема Дамаска. Отношения с соседями – теми же Турцией и Ираком – оставляют желать лучшего. О мечте стать портом «четырех морей» в нынешнем окружении, а уж тем более в состоянии, в которое превращается Сирия, в том числе благодаря этому окружению, можно забыть. В этом смысле и Анкаре, и Багдаду гораздо более выгодно иметь дело с куда более сговорчивым соседом. Другой вопрос – кто именно окажется на месте Башара Асада в случае положительного исхода противостояния для врагов нынешнего сирийского лидера, и будет ли его «преемник» более сговорчивым. И это еще не худший сценарий. Гораздо более опасным выглядит второй вариант – если попытка сместить неугодного Асада обернется – а на это есть все шансы – многолетней гражданской войной, которая уж тем более похоронит все газовые амбиции соседей.

Один из самых активных игроков в сирийском противостоянии – Катар, вкладывающий баснословные деньги в спонсирование антиасадовских мятежников. Доха – один из ближайших стратегических партнеров США в регионе, а у ExxonMobil здесь многомиллиардные контракты. В Катаре находится одно из крупнейших в мире газовых месторождений «Северное» (а всего страна с 13,5 % мировых запасов газа занимает третье место в мире по запасам и шестое по экспорту). Эта страна, постоянно увеличивающая уровень добычи, крайне заинтересована в новых рынках. В настоящее время эмират транспортирует газ на специальных танкерах – не самый удобный и дешевый вариант доставки энергоресурсов. Тем более что Иран то и дело пугает перспективой перекрытия Ормузского пролива. Так что доступ к сирийской трубе и средиземноморскому порту был бы как нельзя кстати. В настоящее время Катар рассматривает два варианта доставки своего газа до Турции. Первый – через Саудовскую Аравию, Кувейт и Ирак. Второй – через Саудовскую Аравию, Иорданию, Сирию и дальше в Турцию. Турция, которая столкнулась с многочисленными трудностями в проекте «Набукко» – в том числе связанными с поставщиками – в катарском газе крайне заинтересована. Так что обе эти страны будут делать все от них зависящее, чтобы сирийский режим был куда более сговорчивым на газовых переговорах. Пока же у власти продолжает оставаться Башар Асад, перспективы таких переговоров практически равны нулю.

Текст: Елена Шестернина


http://world-economic.com/ru/index.php?name=touch_articles_wej&op;=page&pid;=108

Другие статьи в категории "Global":


20.09.2012 - Банкам бросили спасательный круг
17.09.2012 - В ожидании девятого вала
12.09.2012 - Юань метит в доллары
04.09.2012 - Слабое звено
30.08.2012 - Сколько стоит война
20.08.2012 - «Колумбия остается страной с рекордно низким роялти»
15.08.2012 - Колумбийская игра
10.08.2012 - Мировые финансовые новости и тенденции развития в мировой экономике
10.08.2012 - Индийское чудо обернулось миражом
08.08.2012 - «Кризиса не ощутит Тонга»



Нет комментариев. Почему бы Вам не оставить свой?



Вы не можете отправить комментарий анонимно, пожалуйста авторизуйтесь. Это очень просто.
e1

Инвестиционная карта Мира


Подписка на новости и статьи: