Статьи / Рубрика: Компании и рынки

Рынок нефти: факторы влияния и пути диверсификации
Апрель 2015 | Компании и рынки


photo by David~O

Многие эксперты утверждают, и небезосновательно, что вся система мировой торговли нефтью едва ли не «пропитана» спекулятивными сделками. И, соответственно, той же информационной «начинкой». Что, конечно, искажает реальные тенденции спроса-предложения и, как следствие, - цены. Аналитики считают основополагающими факторами рост добычи, перепроизводство, снижение спроса, открытие или закрытие нефтеперерабатывающих мощностей, нефтетранзитных маршрутов. И говорят о цикличности (1986, 1998, 2008, 2014 гг.) кризисных явлений на этом рынке.


Но не только указанные факторы составляют основу динамики мировой рынка нефти.В свою очередь, далеко не 100%-ная зависимость этого рынка только от спроса-предложения позволяет,– ввиду растущей роли спекулятивных факторов и зависимости многих стран от экспорта нефтяного сырья – оказывать на эти страны политико-экономическое давление. Причем, как считает гендиректор «Независимого аналитического агентства нефтегазового сектора» (ООО «НААНС-МЕДИА») Тамара Сафонова, «дополнительным и всё более важным фактором влияния на цены можно назвать обьем финансирования рынка «бумажной» нефти. Который включает обороты сделок с применением производных финансовых инструментов, а их объем в период высоких цен на энергоресурсы многократно превышал объемы реальных поставок нефти. Это долгое время стимулировало необоснованный рост нефтяных цен».

Если же учесть еще и последствия западных санкций в отношении российского нефтегазового комплекса, перед ним, как считают Т.Сафонова и многие другие эксперты, возникает задача оперативной и при этом комплексной диверсификации своей деятельности – финансовой, технологической, географической.

Как отмечалось на состоявшемся в конце марта с.г. в Москве форуме «Аналитика энергетических рынков», пока политический «климат» в еврозоне и США в отношении России находился на стабильном уровне, это укрепляло стабильность российского нефтегазового бизнеса даже при низких ценах на нефть. Но введенные США и Евросоюзом санкции эту ситуацию меняют, мягко говоря, не в лучшую сторону. Поскольку они, к примеру, затрудняют финансирование проектов на Арктическом шельфе; негативно влияют на импорт зарубежного оборудования, необходимого для освоения труднодоступных ресурсов; затрудняют взаиморасчеты и т.п. Кроме того, в случае усиления напряженности в отношениях с Евросоюзом, в зоне риска, по мнению Т.Сафоновой, также окажутся проекты российских компаний, связанные с их долями в европейских НПЗ, совместные проекты по разработке и добыче углеводородов как в России, так и за рубежом.

Что же касается технологического импортозамещения в нефтяном комплексе РФ, министр энергетики Александр Новак считает, что, «в принципе, большую часть импортируемого оборудования можно заменить на российское или на произведенное в странах, не поддерживающих санкции, но этот процесс может занять долгое время». Более того – по мнению министра, «полную замену некоторых видов оборудования или технологий российскими или зарубежными аналогами представляется возможным произвести к 2020 году». Так или иначе, но, по оценке зампреда Внешэкономбанка Андрея Клепача, около 80 % нефтяных скважин в России обслуживается компаниями под американским контролем.

А в ходе Национального нефтегазового форума, состоявшегося в Москве в середине марта, было отмечено, что инвестиционно-технологическая зависимость нефтекомплекса России от стран, которые ввели санкции против РФ, достигает, самое меньшее, 60%. И немногие специалисты считают, что эту ситуацию можно исправить в рекордно короткие сроки. Тем более, если учесть, помимо всего прочего, высокую капиталоемкость технологического обеспечения нефтедобычи в Арктике. По мнению Анатолия Дмитриевского, директора Института проблем нефти и газа РАН, прежде чем приступать к разработке гигантских запасов в Арктическом регионе, «необходимо провести обширные, тщательные исследования». Вдобавок, «мы пока не можем извлекать эти ресурсы. Ибо нужна не просто подводная, а именно подлёдная система бурения, а опыта создания такого рода конструкций нет».

Относительно внешнего «вектора», то, как полагает Т.Сафонова, в контексте нынешней «санкционной» и геополитической ситуации особенно неустойчивым оказалось участие российского нефтяного бизнеса в активах в Еврозоне и Америке. А это может привести к выходу или выводу российских компаний из нефтегазового сектора данных регионов.Следовательно, наступает период комплексной перестройки активов нефтяной отрасли. Как и формирования ее новых инвестиционнно-технологических альянсов с другими партнерами (например, со странами БРИКС и Юго-Восточной Азии).

В то же время, как уточнила WEJ Тамара Сафонова, «необходима инновационная диверсификация , предусматривающая переход к ресурсно-инновационному развитию как нефтегазового, так и всего энергетического комплекса России и включающая в том числе инвестиции в возобновляемую энергетику. Эти инвестиции могут быть осуществлены, в том числе, и в связи с оттоком денежных средств российских нефтегазовых компаний из ряда зарубежных проектов по добыче, переработке нефти, иинфраструктурных проектов".


Все статьи в полном объеме доступны пользователям нашего мобильного приложения

Available on the AppStore