Статьи / Рубрика: Инвестиции

«Южный поток» плывёт против течения
Август 2014 | Инвестиции

Проект «Южный поток» сегодня является наиболее актуальной темой, определяющей перспективы энергобезопасности Европы. Не так давно проект подвергся значительной критике со стороны глав некоторых европейских государств, в большей степени из-за политического кризиса на Украине и той роли, которую Россия играет в нём. WEJ постарался разобраться с тем, как повлияет «Южный поток» на Европу и почему некоторые европейские лидеры желают ему провала.


Основная идея «Южного Потока» крайне проста — доставлять российский газ к европейским потребителям без посредников, а в особенности в обход территории Украины. В 2005–2006 и в 2008–2009 годах Россия находилась в состоянии так называемой «Газовой войны» с Украиной, когда из-за разногласий между российским поставщиком «Газпромом» и украинским «Нафтогазом» Россия дважды перекрывала поставки газа в Украину, из-за чего европейцы недополучили свой уже купленный газ. Фактически и Москва, и Европа согласились, что и несанкционированный отбор газа, и вероятность сбоя по причине политических изменений в Украине определяют спрос на альтернативный маршрут доставки топлива.

Конечно, европейские политики были бы рады получать газ не из России, дабы снизить и зависимость от Украины, как от транзитного фактора, и в целом понизить зависимость от России как главного поставщика энергоресурсов. В том числе и поэтому европейцы активно развивали проект «Набукко» — трубопровод из Азербайджана и Туркмении, проходящий через страны Кавказа и Турцию в обход России, но из-за дороговизны проект был закрыт в 2013 году. Безусловно, помимо чисто финансовых сложностей проекта, «Набукко» не выдержал конкуренции и давления со стороны «Южного потока».

Проект «Южный поток», в котором, помимо России (в лице «Газпрома» — 50%), напрямую участвуют Италия (Eni — доля 20%), Франция (EDFGroup — доля 15%) и Германия (Wintershall AG» — доля 15 %), стали активно обсуждать ещё в 2007 году. В 2012 году страны — участники проекта начали непосредственную работу над строительством российской части трубопровода. На данный момент уточняется возможность изменения морской части маршрута с учётом включения территории Крыма для максимального сокращения расстояния. Пока же «Южный поток» должен пройти по дну Чёрного моря до болгарского порта Варна, а затем разойтись на два направления: северо-запад и юго-запад. На сегодняшний день заключены межправительственные соглашения, согласующие строительство участков «Южного потока» с Болгарией, Сербией, Венгрией, Грецией, Словенией, Австрией, Хорватией и Македонией. То есть, фактически, все технические проблемы остались позади, и проект может быть реализован по установленному графику, а именно — в 2015 году должна начать работать первая ветка, а в 2018-м «Южный поток» должен быть запущен полностью. 

Объём газа, который должен поставляться по 2446-километровой трубе, к окончанию строительства должен составить 63 млрд куб. м, а по оценкам экспертов к 2020 году может достичь 80 млрд куб. м, к 2030 — превысить 140 млрд куб. м.

В чём же, собственно, «проблемность» проекта? По мнению Тима Боерсма, эксперта «Программы энергетической безопасности» Института, «для граждан России, безусловно, существует причина выступать против реализации проекта, так как пока по всем расчётам, что я видел, этот проект не выглядит окупаемым. Что же касается европейцев, если рынки Центральной и Восточной Европы не сделают попытку объединиться и «Южный поток» будет реализован, «Газпром» усилит своё доминирование в этой части континента, что может повлечь за собой манипулирование рынком». Действительно, оценки экспертов относительно стоимость и окупаемости проекта расходятся по своей «оптимистичности». По самым скромным оценкам, России потребуется $16 млрд для постройки трубопроводной сети, привлечь которые сегодня, безусловно, будет сложно. С другой стороны, опасения по поводу возможных злоупотреблений рынком со стороны «Газпрома» в будущем выглядят не так однозначно. По крайней мере, так считает Гирт Гревинг, председатель Международного газового союза и по совместительству эксперт «Программы энергетической безопасности» Института Брукингса: «Чем больше газовых трубопроводов, тем лучше — это обязательно приведёт к улучшению работы внутреннего рынка природного газа. Газовые трубопроводы и их работа регулируются в Европе законодательно, таким образом противостоять идее новых трубопроводов в Европу крайне странно и вызывающе».

В действительности «Южный поток» используется для давления на Россию по причинам, мало связанным с непосредственными параметрами и задачами проекта. Как подметил Гирт Гревинг: «Политическая игра взведена на полную, что в действительности может серьёзно повредить бизнесу». Призывы приостановить или вовсе прекратить реализацию проекта слышны постоянно, и можно с уверенностью предположить, что пока кризис на Украине не разрешён, некоторая степень опасности для проекта будет сохраняться.

Эксперты также расходятся и в значении проекта для будущего региона в целом, и, как и в призывах «приостановить» проект, тут видятся два подхода: прагматично-экономический и геополитический. По мнению Тима Боерсма: «Украина потеряет свою транзитную функцию, когда «Южный поток» будет построен. Страна потеряет все транзитные доходы и, возможно, станет значительно менее важной с точки зрения геополитики».

А Гирт Гревинг, комментируя будущие итоги «Южного потока», уверен, что «никто не проиграет: лучше всего будет действительно построить этот трубопровод, что только добавит ликвидности рынку природного газа ЕС. Всё просто».

Текст: Антон Барбашин


Все статьи в полном объеме доступны пользователям нашего мобильного приложения

Available on the AppStore