Статьи / Рубрика: Global

США нацелились на Азию
Июнь - июль 2014 | Global

Азиатско-Тихоокеанский регион (АТР) за последнее десятилетие продемонстрировал внушительные темпы экономического роста и добился определенных успехов в снижении бедности. Многие эксперты при этом заговорили о смещении центра силы и экономической жизни из Европы в Азию. На роль регионального лидера претендует Китай, но и США предпринимают попытки упрочить свое влияние в регионе, в том числе и с помощью нового интеграционного объединения – Транс- Тихоокеанского партнерства.


Политика в АТР занимает все более важное место во внешнеполитической риторике США. Особый упор при этом в настоящее время делается на новый интеграционный блок, на основе которого планируется создание зоны свободной торговли, охватывающей весь регион. Проект Транс- Тихоокеанского партнерства (ТТП), несомненно, считается одним из главных приоритетов администрации Барака Обамы и является альтернативой китайскому проекту – Всестороннему региональному экономическому партнерству (RCEP), который также находится в переговорной стадии.

Об отличительных чертах и преимуществах ТТП корреспондент WEJ поговорил с международными экспертами. По мнению профессора Университета имени Джорджа Вашингтона Генри Нау:

Исключительную природу ТТП отмечает Сьюзан Ааронсон, исследователь международных отношений из Университета Джорджа Вашингтона, отметившая, что:

На сегодняшний день в переговорный процесс о создании ТТП вовлечено двенадцать стран, на долю которых приходится почти 40% глобального ВВП и 26% мировой торговли. Если сторонам удастся найти компромисс и соглашение будет достигнуто, ТТП станет самой крупной зоной свободной торговли в мире. В качестве крупнейшей экономики США (три четверти от суммарного ВВП всех предполагаемых членов), несомненно, доминируют на переговорах. Дальнейший список участников по размеру экономик выглядит следующим образом: Япония, Канада, Австралия, Мексика, Малайзия, Сингапур, Чили, Перу, Новая Зеландия, Вьетнам и Бруней. К тому же в присоединении к соглашению выражает заинтересованность и Южная Корея, что потенциально может значительно увеличить экономический вес ТТП. С некоторыми из будущих членов организации США уже имеют двусторонние договоренности по ликвидации таможенных барьеров.


– считает Джозеф Пелзман, профессор экономики и международных отношений Университета Джорджа Вашингтона.

Скот Миллер, эксперт Центра международных и стратегических исследований, рассказал WEJ о роли ТТП и изменениях, которые несет в себе соглашения для участников, уже подписавших двусторонние пакты о свободной торговле с США:

Первоначальный состав ТТП, как мы видим, не включает многие крупнейшие экономики Азии (такие как Китай или Индия), и рассматривается скорее как прелюдия к гораздо более широкой экономической интеграции, охватывающей большинство государств АТР. В целом на долю всего региона приходится около 60% глобального ВВП и более 50% мирового экспорта, что открывает огромные перспективы для дальнейшего расширения состава ТТП. С целью будущего расширения азиатской зоны свободной торговли Барак Обама даже предложил Китаю принять участие в проекте. Однако последнему оказалось интереснее развивать собственную интеграционную структуру.

В действительности ТТП является амбициозной попыткой сформировать всеобъемлющее соглашение, которое позволит не только снизить тарифы и другие барьеры для открытия рынков, но и установить стандарты по целому ряду вопросов, затрагивающих торговлю и международную конкуренцию. Важное место на переговорах занимают вопросы, касающиеся выработки правил о правах интеллектуальной собственности, государственных закупок и роли государства в частных предприятиях. В предварительном варианте договор имеет 29 глав, посвященных широчайшему кругу вопросов – от финансовых услуг до телекоммуникаций и санитарных норм для производства продуктов питания. Некоторые положения договора требуют серьезного изменения существующих законов и стандартов, принятых в странах-участницах. Конкретные и точные формулировки, рассматриваемые участниками переговорного процесса, до конца не известны. Переговоры проходят в обстановке секретности, а прессе и международной общественности приходится довольствоваться информацией, предоставляемой официальными представителями делегаций и материалами, случайно попадающими в сеть.

Большинство аналитиков рассматривают либерализацию торговли в качестве стимула для роста экономики. Что касается выгоды ТТП для США, то, помимо усиления влияния в регионе, соглашение имеет потенциал для увеличения американского экспорта и инвестиций за счет снижения тарифов и обеспечения равных условий на крупных или быстрорастущих рынках. Помимо этого, увеличение экспорта в теории должно привести к росту внутреннего производства, а, следовательно, и созданию новых рабочих мест и наращиванию ВНП. По информации Белого дома, ТТП в будущем способствует созданию новых рабочих мест в стране, и к 2025 году обеспечит дополнительные $ 123,5 миллиарда в год к американскому экспорту. А Институт мировой экономики Петерсона (The Peterson Institute for International Economics) оценивает будущую выгоду от свободных границ следующим образом: В случае если состав участников останется неизменным, США ежегодно буду выручать на $ 78 миллиардов больше. А при самом смелом сценарии расширения зоны свободной торговли до границ всего АТР – выгода США ежегодно будет оцениваться в $ 267 млрд.

Как и любое другое многостороннее торговое соглашение (вспомните только бесконечно тянущийся Дохийский раунд ВТО), ТТП сталкивается с трудностями. Каждая страна, участвующая в переговорном процессе, имеет ряд продуктов, которые она хотела бы защитить. США стремятся получить доступ к мощному аграрному сектору Японии, в том числе и на рынок риса. Австралия и Новая Зеландия хотят получить больших преференций для своих молочных товаров, а Вьетнам для экспорта текстиля и обуви. Помимо автомобильных компаний, американские производители сахара и текстиля выражают обеспокоенность в связи с повышенной иностранной конкуренцией. Противоречия между сторонами урегулировать пока не удается, и сроки вступления в силу ТТП остаются не ясными. Споры вызывает, в частности, и такое обсуждаемое положение, как необходимость сокращения поддержки предприятий, частично и/или полностью принадлежащих государству, с целью стимулирования их конкуренции с частным сектором.

По мнению профессора Пелзмана:

Эксперты расходятся в оценках сроков вступления соглашения о ТТП в силу.


– считает профессор Нау. Более конкретным и позитивным в своих оценках перспектив ТТП оказался г-н Миллер, заявивший, что «процесс согласования ТТП, скорее всего, будет завершен в 2015 году, а вступит в силу в 2016-м или 2017-м».

Текст: Ольга Ирисова


Все статьи в полном объеме доступны пользователям нашего мобильного приложения

Available on the AppStore