Статьи / Рубрика: Global

Полюса притяжения
Июнь - июль 2014 | Global

Газовое соглашение России и Китая уже успели назвать «контрактом тридцатилетия». Масштаб действительно впечатляет – в ближайшие шесть лет китайцы инвестируют в российскую добывающую и газотранспортную системы 55 миллиардов долларов. Но куда важнее цифр тот факт, что соглашение зафиксировало: у двух сверхдержав в обозримом будущем – общие интересы. По сути, мы становимся свидетелями появления новых глобальных политико-экономических блоков.


Ключевой интерес

Голосование по «украинскому» вопросу на Генеральной ассамблее ООН 27 марта достаточно показательно демонстрирует новый расклад. Американский проект резолюции, осуждающий действия России, после долгой предварительной «работы» поддержали 100 стран из 193 участников Генассамблеи. Остальные в той или иной форме отказались разделять точку зрения Белого дома – государства, открыто конфликтующие с США, проголосовали против, а более искушенные в дипломатических тонкостях – воздержались или просто покинули зал, что считается на языке дипломатии всего лишь более вежливой формой несогласия. Среди воздержавшихся – все страны БРИКС, Казахстан, Аргентина, азиатские страны, большая часть Южной Америки и Африки. Не участвовали в голосовании несколько давних геополитических союзников США – например, израильтяне. Все это позволяет говорить о новой системе блоков, которая складывается в мире буквально на наших глазах.

Можно долго спорить о причинах украинского кризиса, но нынешнее активное стремление американской администрации «наказать Россию» вкупе с довольно сдержанным отношением к ситуации европейских стран заставляет выбирать из двух альтернатив. Либо США действительно остались единственной страной, которая может претендовать на роль верховного морального арбитра во всех мировых конфликтах, либо – за этой активностью стоят экономические интересы Соединенных Штатов и их ближайших партнеров.

В пользу второй версии говорит резко возросшая активность в продвижении двух ключевых торговых соглашений, предоставляющих США преференции на двух континентах, – в Азии и в Европе. О Транс-Тихоокеанском партнерстве мы рассказываем в этом номере журнала, а Транс-Атлантический торговый пакт – подробно разберем в следующем. До присоединения Крыма к России в Евросоюзе не были склонны к подписанию не слишком выгодного для европейского мелкого и среднего бизнеса договора, но в конце марта президент США Барак Обама лично посетил ключевые европейские столицы, чтобы доказать: только создание «экономического НАТО» (так уже окрестили в экспертных кругах Транс-Атлантическое торговое и инвестиционное партнерство) может надежно защитить страны ЕС от страшной России. Да, условия европейцам предлагаются не слишком комфортные – но разве это такая уж большая цена за «безопасность», практически открытым текстом заявлял американский лидер.

Войны XXI века

Любой сверхдержаве нужны союзники для войн. И речь уже не о классических войнах с выстрелами и взрывами, а о куда более эффективных сражениях – экономических. США, безусловно, готовы объявить экономическую войну своему главному на сегодняшний день геополитическому противнику – России, только вот успех в этой войне невозможен без поддержки Европы. Но российско-европейская экономическая интеграция зашла уже настолько далеко, что вырывать «русскую составляющую» своего бизнеса ЕС может только «с мясом», а весомых причин для столь серьезной жертвы в Старом Свете пока не видят.

И дело, нужно признать, не только в энергетической зависимости – хотя, несомненно, для ЕС Россия остается если не самым крупным, то, безусловно, самым экономически выгодным поставщиком энергоресурсов, и отказ от такого поставщика без всякого сомнения повлечет за собой катастрофические для части европейского бизнеса изменения цены. К тому же подписанным газовым соглашением с Китаем Россия показала, что может в самое ближайшее время найти новые рынки сбыта в Азии (подробнее об этом вы тоже прочтете в этом номере WEJ).

Одной из серьезных угроз считается исключение России из системы международных платежей, что создаст значительные трудности для международного бизнеса российских компаний. Но и ее не стоит переоценивать. Американский эксперт, один из ведущих специалистов по биржевым сделкам Джим Синклер считает, что страны БРИКС с легкостью могут воссоздать такую же коммуникационную платформу, какой в настоящий момент является швейцарская система.

Так, в расчетах с Китаем могут быть использованы национальные валюты стран – юани и рубли. А отказ американских платежных операторов Masterсard и Visa обслуживать карты банков, против которых правительство США ввело санкции, только подстегнул создание российской национальной системы платежей – возможно, в кооперации с китайской Union Pay или японской JCB (подробнее об этом – на следующих страницах журнала).

Так или иначе – попытка выдавить Россию из международной торговой системы равнозначна выстрелу в горах – под сошедшей лавиной может быть погребена не одна национальная экономика.

Нормандский гость

Накануне мероприятий в честь юбилея высадки войск союзников в Нормандии, лидеры ведущих государств демонстративно собрались всемером, оставив за бортом торжественного ужина российского президента Владимира Путина. Тот со свойственной ему иронией пожелал им через журналистов приятного аппетита. Ни для кого, впрочем, не секрет, что функция G8 в сегодняшнем мире практически исчерпана – для принятия глобальных экономических решений необходимо учитывать мнение как минимум 20 крупнейших экономик мира, да и на встречах G20 в последний год неоднократно поднимался вопрос о расширении клуба. Самое забавное, что приехавший во Францию к началу торжеств Путин чувствовал себя не то что не в изоляции – но, напротив, пожалуй, самым востребованным из лидеров государств, поставив рекорд по количеству двухсторонних встреч на высшем уровне.

К тому времени уже были известны результаты выборов в Европарламент – и если бы не традиционная сдержанность европейской прессы, их следовало бы назвать просто-таки шокирующими. В Великобритании, Франции и еще нескольких странах победу одержали противники нынешнего курса Евросоюза – избиратели выразили недовольство не только экономикой, но и политикой. Лидеры победивших партий Найджел Фарадж и Мари Ле Пен открыто высказывали поддержку российскому лидеру и критиковали политику США в отношении Европы, и в основу своих программ положили не только популистские заявления об ограничении миграции, но и вполне резонные экономические меры по защите национальных рынков. Разумеется, о поддержке этими политиками (и проголосовавшими за них избирателями) Транс-Атлантического пакта речи идти не может.

Впрочем, замкнуться в себе России вряд ли суждено – нынешние и потенциальные союзники заинтересованы в укреплении партнерства. В конце мая в казахской Астане был подписан договор о создании Евразийского экономического союза: пока в нем три государства (Россия, Белоруссия и Казахстан), но уже в ближайшее время следует ожидать его расширения. Помимо экономических выгод, не следует сбрасывать со счетов тот факт, что сейчас Россия для многих стран стала олицетворением альтернативы западному доминированию. «Запад бьет по России, тем самым посылая сигнал всем остальным странам. То есть это не просто конфликт Запада и России, это, в некотором смысле, конфликт Запада и Китая, Запада и Индии, Запада и ЮАР, Запада и Бразилии и так далее», – продолжает Караганов. Не так однозначна, как мы видим, и ситуация в Европе – парадоксально, но ведь именно Россия сейчас отстаивает традиционные европейские ценности. И ее усилия на этом пути вряд ли смогут пройти незамеченными.

Текст: Роберт Абдуллин, главный редактор World Economic Journal


Все статьи в полном объеме доступны пользователям нашего мобильного приложения

Available on the AppStore