Статьи / Рубрика: Global

Универсальное оружие
Апрель 2014 | Global

Самым страшным современным оружием, применяемым в глобальных конфликтах,  по мнению американских экспертов, становятся экономические санкции. Действительно, еще ни одна из стран мира, к которой они применялись, не смогла пережить этот период без серьезных потерь – а на восстановление уходят годы, если не десятилетия. Хоть санкции, принятые ЕС и США в первые недели после присоединения Крыма к России, и не выглядели сколь-нибудь серьезными, они могут оказаться лишь верхушкой опасного айсберга. Эксперты отмечают, что куда большие экономические потери сулит Москве отток западного капитала, ставший следствием глобального геополитического раскола.


Как известно, существуют несколько видов международных санкций, которые страны могут вводить в отношении третьей стороны, нарушившей те или иные общепринятые нормы. В крайнем случае, санкции могут принимать вид военной операции по принуждению страны вернуться в правовое поле, или же привести к разрыву дипломатических отношений со всеми вытекающими последствиями. Но чаще всего международное сообщество наказывает «провинившегося» экономическими санкциями, которые могут принимать вид полного запрета на торговлю с ним, как это было в случае с Ираком и Югославией. Подобные всеобъемлющие меры оказывают серьезное негативное влияние на экономику страны и рядовых граждан. Так, например, во время санкций, наложенных на Ирак за оккупацию соседнего Кувейта, багдадская валюта – иракский динар – за период 1990–1995 годов рухнула в цене по отношению к доллару США более чем в 20 раз. Иран, находящийся под санкциями Запада уже 35 лет, пострадал значительнее других. Фактически вся структура экономики, торговых связей и внутреннего экономического устройства претерпела значительные изменения, эффект от которых в большей степени ощутили рядовые иранцы, нежели руководство страны. И только в результате последнего раунда коллективных санкций, когда экспорт нефти из Ирана упал с 2,4 млн баррелей в день в 2011 году до примерно 1 млн баррелей в день сегодня, руководство страны «позволило» умеренному Роухани заговорить о потенциальных уступках Западу.

Понимая катастрофические последствия эмбарго для простых людей, международное сообщество несколько изменило свою политику, сделав санкции более директивными, направленными против конкретных представителей страны. В таком случае часть политической элиты или вовлеченные в политические процессы руководители бизнес-структур могут столкнуться с такими мерами, как ограничение доступа на иностранные финансовые рынки, арест зарубежных финансовых активов и запрет на въезд в государства, участвующие в наложенных санкциях.

Как прокомментировала для WEJ эксперт Foreign Policy Initiative Ханна Тобурн:

Сразу же после начала экономического конфликта, Всемирный банк предупредил, что в случае ужесточения санкций российскую экономику ждет период стагнации, если даже не рецессии. Аналитики ВБ сделали прогноз по двум сценариям дальнейшего развития событий вокруг Крыма. Если последствия крымского кризиса окажутся недолговечны, и Запад не решится в ущерб себе накладывать на Москву жесткие санкции, то экономика страны в этом году вырастет на 1,1%. Второй сценарий более пессимистичен и учитывает возможность принятия странами ЕС и США дополнительных сдерживающих мер в виде торговых санкций. В таком случае впервые за последнее десятилетие ВВП России может сократиться на 1,8%. Американские рейтинговые агентства S&P и Fitch тут же решили сыграть на опережение – и ухудшили прогнозы по долгосрочному рейтингу России со стабильного до негативного.

По словам Ханны Тобурн:

Действительно, нельзя забывать, что в случае ужесточения санкций пострадают и сами западные страны. И, если в случае США последствия для них окажутся весьма незначительными, то для стран ЕС последствия могут быть куда серьезнее. Более половины бюджета России приходится на доходы от газа и нефти, экспортируемых в страны ЕС, поэтому любые экономические санкции, связанные с ископаемым топливом серьезно ударят по бюджету. Но с другой стороны, около 25% газа, используемого в ЕС, поступает из России, а энергозависимость восточных членов ЕС в отдельных случаях достигает 80–90%. Более того, и Газпром и Роснефть имеют тесные контакты с европейскими энергетическими компаниями, и разрыв в отношениях ударит по европейцам не меньше, чем по российским компаниям. Поэтому, если дальнейшие санкции коснутся энергетической отрасли, то ЕС необходимо будет переориентировать своих восточных членов на поставки из других источников, например из Норвегии. Процесс этот займет немало времени и станет дополнительной материальной нагрузкой. Ведь сегодня Европа не способна нормально функционировать без российских углеводородов.

При любом развитии событий отношения России с Западом изрядно подпорчены, и России придется диверсифицировать свои торговые потоки и основные каналы доходов. Важную роль в этом процессе могут сыграть страны группы БРИКС, которые в недавнем совместном заявлении осудили санкции, наложенные на Россию. Таким образом, реакцией Москвы на потерю европейского рынка и в основном нефтегазового сектора может стать переориентация на развивающиеся рынки, в первую очередь Китай. Сегодня Китай является вторым после ЕС партнером по импорту углеводородов, покупая до 12% российского экспорта. Несмотря на меньшую выручку по китайским контрактам и меньшие возможности инфраструктуры, Китай может в будущем стать заменой европейского вектора, хотя перевести все трубы на Китай России будет дороже и дольше, чем Европе избавиться от потребности в российских газе и нефти.

На самом деле формальные юридически оформленные санкции могут оказаться лишь верхушкой айсберга, о которую бьется и без того ослабившая свои позиции в прошлом году российская экономика. Помимо того, что по оценкам экспертов развитие Крыма будет обходиться России примерно в 3,5 млрд евро в год, а в среднесрочной перспективе необходимы вливания в экономику региона в размере 20 млрд евро, главной проблемой на сегодняшний день становится потеря доверия западных инвесторов. По данным Всемирного банка, только за первый квартал этого года из России были выведены 70 миллиардов долларов, сумма, превышающая отток капитала за весь 2013 год (63 млрд долларов). По данным Министерства экономического развития России, отток капитала из России по итогам 2014 года составит 100 млрд долларов, а при сценарии дальнейшего обострения политического конфликта с США может достигнуть рекордных 150 млрд долларов.

Текст: Ольга Ирисова, Антон Барбашин


Все статьи в полном объеме доступны пользователям нашего мобильного приложения

Available on the AppStore