Статьи / Рубрика: People

«Мы научились замечать инновации в повседневной жизни»
Декабрь - Январь 2014 | People

Хоть это может показаться кому-то странным, у многих жителей России слово «инновации» вызывает скептическую иронию. Здесь принято считать, что инновационные технологии – это нечто, требующее огромных финансовых вливаний, с непредсказуемым результатом на выходе, сомнительной практической применимостью и эффективностью. Потому совместное детище бизнесмена Михаила Дашкиева и ученого Алексея Нониашвили «Фабрика идеальных продуктов», предлагающее довольно простые и при этом оригинальные технологические разработки – от идеального чехла для iPhone до идеального кондиционера и системы транспортировки извести на производстве, стоит несколько особняком на фоне глобальных российских проектов. WEJ предложил партнерам самим порассуждать о том, что такое инновации на развивающихся рынках.


Кипящий металл не вдохновил

Михаил Дашкиев: «Мой дед мечтал сделать из меня инженера. Он водил меня на завод, чтобы вдохновить станками и кипящим металлом. Но инженера и ученого из меня не вышло – я стал продавцом. Я был уверен, что мне навсегда уготована роль торговца – до того дня, когда судьба свела нас в предпринимательском клубе «Бизнес-Молодость» с Алексеем Нониашвили. Он ничего не продавал и не покупал, как поступает большинство наших бизнесменов, – ему платили за то, что он делал существующие продукты или оборудование эффективнее, дешевле, функциональнее. Или же он создавал уникальные разработки с нуля. Целый год я приглядывался к нему, пытаясь увидеть, в чем здесь подвох. Как может человек создавать инновации в любой сфере: от замков и небесных фонариков до целых стадионов – и зарабатывать миллионы?

В какой-то момент мы поняли, что вместе сможем создать действительно стоящий проект. Алексей Нониашвили стал для меня и моих коллег проводником в неизведанный мир ученых, инженеров и изобретателей».

Гений и бизнес – вещи несовместные?

Алексей Нониашвили: «Наше государство пытается поддерживать изобретателей, давая им гранты, создавая бизнес-инкубаторы и технопарки. Только успешных бизнес-историй как не было, так и нет. Почему? Может, потому, что ученые просто не способны делать бизнес? Или наука – это некий сферический конь в вакууме? Познакомившись с многочисленными авторами патентов, побывав во множестве лабораторий, мы пришли к выводу, что, как ни прискорбно, приходится признать – ученые не нацелены на извлечение прибыли. У них другая мотивация и другое мышление, направленное на саму идею, а не на ее прикладную эффективность. Другими словами, идеи и создаваемые ими продукты изначально не подразумевают получения прибыли от нового продукта.

Мы пошли эмпирическим путем, начали искать решение этого «противоречия по свойствам». Нам нужно было объединить предпринимательский дух и изобретательский гений. Первое, что мы попытались, – создать именно такую связку из ученого и предпринимателя. Спустя некоторое время мы пришли к выводу, что эта, на первый взгляд правильная, идея абсолютно несостоятельна. Разный уровень амбиций, уровень жизни, разный уровень скоростей, присущие бизнесменам и людям науки, рано или поздно приводили к конфликту.

Через год всевозможных попыток нами был найден алгоритм решения. Мы сфокусировались на успешных, эффективных бизнесменах. Если раньше мы думали, что отправной точкой является изобретатель или идея, то теперь очевидно – отправной точкой является предприниматель, у которого уже есть результат.

Те, о ком шла речь, уже понимали конъюнктуру рынка, знали все механизмы эффективного бизнеса, обладали нужной клиентской базой и отношениями на рынке, а самое главное, знали проблемы того или иного бизнеса и видели точки его возможного роста. Именно такие люди, получив в руки продукт, объективно превосходящий другие продукты в своей линейке по функциям, качеству, надежности или цене, обладали уникальной способностью очень быстро превращать идею в деньги, причем большие деньги.

Инновации не мифическое чудовище, а эффективный инструмент построения успешного бизнеса

Михаил Дашкиев: «История великих корпораций – главное тому доказательство. Я всегда думал, что инновации – это Большой адронный коллайдер. Оборудование величиною с дом и бюджеты, достаточные, чтобы накормить всех голодных детей Африки. Уж точно инновации – это не то, что доступно мне как бизнесмену, занимающемуся средним по величине бизнесом.

И только когда я стал действительно интересоваться инновационными продуктами, я понял: инновации могут быть любыми и они повсюду. Я научился замечать их в повседневной жизни. Стиральный порошок, который умещается в крохотную таблетку; сахар-рафинад; водоотталкивающий спрей для обуви; бесшумный пылесос; радионяня; усовершенствованная отвертка; пластыри, которые держатся на коже до 24 часов и не сминаются; помада, которая не оставляет следов; пакеты, позволяющие довезти домой замороженные продукты, не разморозив их… Казалось бы, крохотные изобретения, которые способны принести огромные деньги».

Где взять столько гениальных идей?

Алексей Нониашвили: «Это еще один миф об инновациях. Якобы гениальная идея, способная породить инновацию, приходит под влиянием Музы или Вдохновения. Как обычно приходят идеи, где их ищут? Под яблонями, как Ньютон? Во сне, как великий Менделеев? Или нужно просто сесть и крепко подумать? Сел, подумал крепко – так и вот она, идея!

Но перед нами примеры огромных корпораций, таких как Gillette, Philips, Procter and Gamble. Эти корпорации десятилетиями системно, планово выпускают в мир инновационные продукты. Если бы инновации рождались по принципу «сесть и крепко подумать», то в этих компаниях были бы огромные отделы крепко думающих людей. Корпорации не могут полагаться на удачу, неуправляемое вдохновение или случайное озарение исследователей. Ученые, работающие в них, должны выдавать необходимые прототипы точно в срок и должного уровня. Это значит, что эти компании владеют алгоритмом, технологией создания инноваций, и именно в этом секрет их успеха.

Такую технологию изобрел наш соотечественник Генрих Альтшуллер. Он сопоставил все известные ему патенты и полезные модели и пришел к выводу, что все решения поддаются определенным закономерностям и законам. В результате долгих лет исследований он дал миру уникальную технологию создания изобретений – теорию решения изобретательских задач (ТРИЗ). Появление ТРИЗ было вызвано потребностью ускорить изобретательский процесс, исключив из него те самые элементы случайности, которые принято приписывать творчеству: внезапное и непредсказуемое озарение, слепой перебор и отбрасывание вариантов, зависимость от настроения. Технология получила распространение по всему миру, успешно применяется ведущими корпорациями и дорабатывается и по сей день.

Одним из первых наших детищ стало изобретение «идеального» чехла для iPhone, заказчиком выступило ателье Marcel Robert. Нам предстояло создать чехол, идеально облегающий iPhone, обладающий мягкой крышкой, чтобы бережно очищать экран, и одновременно жесткой, чтобы фиксироваться на задней панели гаджета во время разговора. Все это нам удалось сделать за несколько месяцев работы, а сейчас заказы поступают от всех крупнейших российских дистрибьюторов продукции Apple. Производство чехлов пока нишевое, с большим количеством ручной работы, но постепенно набирает обороты.

Еще один пример – проект «Универсальный стадион». Перед нами стояла задача сделать так, чтобы на одном стадионе можно было играть в футбол на натуральном газоне, играть в хоккей на льду, танцевать на паркете, проводить любые выставки и приглашать рок-звезд. Мы разработали сборно-разборный помост с опорными элементами за пределами игрового поля и возможностью создания и регулировки нужного микроклимата для газона. На это мы потратили уже полтора года. Себестоимость разработки составила 2 млн рублей. Рыночный потенциал, по первичным оценкам экспертов, – примерно 3,5 млрд долларов США.

Следующий пример – приставка для ингалятора с гелиево-кислородной смесью для детей и взрослых с ослабленными легкими. Задача, которую нам предстояло решить: стандартным ингалятором не могли пользоваться дети и взрослые с ослабленными легкими из-за высокого сопротивления контура аппарата. Мы нашли решение, изобрели приставку, улавливающую попытку вдоха человека и помогающую ему вдохнуть смесь через контур фильтров и трубок за счет увеличения скорости потока смеси. Затем приставка улавливает попытку выдоха и снижает скорость потока смеси до базового, чтобы человек не захлебнулся. На решение проблемы потребовалось 800 000 рублей и 4 месяца. Рыночный потенциал изобретения только в России – порядка 80 млн долларов.

Еще один наш кейс: перевод производства школьных пеналов с ручного на автоматическое. Задачи, которые решала автоматизация, – увеличение объема производства, сокращение себестоимости и снижение влияния человеческого фактора на производительность. За 7 месяцев нами была создана абсолютно новая линия по автоматической проклейке тканево-картонных пеналов, включающая в себя транспортную ленту, накопители первичных заготовок, клеевые пистолеты, управляемые двухкоординатной платформой, и прессовочный автомат. Стоимость разработки составила 1 200 000 рублей, а экономический эффект был впечатляющим. Затраты на персонал сократились на 70%, производительность увеличилась в 2 раза, при этом стабильность качества изготовления пеналов достигла практически 100%».

Михаил Дашкиев: «Алгоритм, придуманный нами, действительно работает. Нам удалось создать – пусть не большой – бизнес на основе науки и науку, способную зарабатывать реальные деньги. Наши инновации – не что-то призрачное или мифическое, все продукты можно потрогать руками».

Текст: Марина Рубанова


Все статьи в полном объеме доступны пользователям нашего мобильного приложения

Available on the AppStore