Статьи / Рубрика: Life-Style

Ателье по пошиву суперкаров
Январь-февраль 2013 | Life-Style

Суперкар Mazzanti Evantra возник, что называется, из воздуха. Крохотный итальянский автопроизводитель нечасто балует публику новинками. Но когда о нем успевают начисто забыть, случается премьера очередного суперкара. Однако Mazzanti Evantra — автомобиль нетипичный и здорово отличается от предыдущих моделей фирмы.


О существовании крохотной реставрационной мастерской Faralli Restauri, что в городке Лари к юго-востоку от Пизы, знали от силы несколько коллекционеров-снобов. Но именно они были главными клиентами Антонио «Марио» Фаралли. Мастерская специализировалась на восстановлении штучных спортивных автомобилей с алюминиевыми кузовами. Порой Марио приходилось иметь дело с сущими развалинами — от автомобиля осталось только шасси, а кузов нужно было воссоздать по паре выцветших фотографий. Все делалось вручную на глазок — из алюминиевых листов ножницами вырезалась заготовка, из которой молоточком выстукивалась кузовная панель. Потом детали кропотливо подгонялись одна к другой. Далее в ход шли припой и шпатлевка. (Впрочем, ведь по той же технологии изначально создавались и оригинальные кузова исторических машин!)

Качество работы было высоким, и мастерской Faralli Restauri доверяли приводить в порядок такие раритеты, как Maserati 450 Costin/Zagato. Этот раллийный автомобиль с 400-сильным мотором V8 должен был фаворитом гонки в Ле Мане 1957 года. Кузов создавался при участии специалиста по аэродинамике Фрэнка Костэна.  Однако машина оказалась недоработанной, и гоночный дебют не удался, несмотря на все старания Стирлинга Мосса. Американский коллекционер нашел уникальный болид на свалке и переделал его в дорожный автомобиль, кстати говоря, самый быстрый на 1958 год.

Но хоть работа была столь ответственной и кропотливой, персонал Faralli Restauri не превышал десяти человек. Бизнес вскоре стал семейным: Марио начали помогать оба его сына. Кроме того, в мастерскую пришел Лука Маззанти — сын маляра Росселло решил пойти по стопам отца. Но Луке было интереснее создавать новые автомобили.

Своей идеей он увлек Вальтера Фаралли, одного из сыновей Марио. В 2001 году они создают для некоего клиента «барчетту» — родстер, и этот год становится рождением фирмы F&M (Фаралли и Маззанти). Впрочем, об этой первой машине Луки и Вальтера ничего не известно. (Вообще, в истории крохотной компании, не изобилующей событиями, то и дело встречаются огромные пробелы).

Следующий автомобиль F&M представили только спустя шесть лет. Его звали Antas. Полностью новым был только кузов. А вот шасси взяли от Maserati Quattroporte 1966 года выпуска неразрезным мостом сзади. Положительный момент — четырехкарбюраторный V8 объемом 4,7 л и мощностью 310 л.с. Впрочем, объясняли Фаралли и Маззанти, клиент может  предложить любое другое шасси: Ferrari 550/575/599, Aston Martin, Jaguar XKR, Mercedes SL, BMW M6, Chevrolet Corvette, Dodge Viper. Более того, клиент может изменить и дизайн автомобиля. С ним будут обсуждать каждый этап создания Antas’a. Достаточно выложить несколько сотен тысяч евро и поселиться для постоянных консультаций на тосканской вилле на 11 месяцев — именно столько времени нужно для создания такой машины.

Уникальность каждого Antas’a предопределила и технологию изготовления кузова — максимально примитивную. По чертежу в масштабе 1:1 создавалась клетка-каркас из стальных трубок. По ней как по матрице выстукивались алюминиевые кузовные панели. Например, прорези под фары делались прямо по месту. Заклепки, которыми крепились воздухозабрник на капоте и плавник на корме, даже и не думали окрашивать — это были элементы стиля, подчеркивающие «рукотворность» машины. Старомодный интерьер с центральным расположением приборов сочетал голый крашеный в цвет кузова металл и высшего качества стеганую кожу. Уступкой современности был спрятанный под изящным колпаком мультимедийный дисплей, на который выводилось изображение камеры заднего вида. Действительно, обзор назад был никудышный. Да и с аэродинамикой обстояло не все гладко, поэтому позже на Antas установили антикрыло.

Внешность машины была, наоборот, современной. Однако, дворники установленные над ветровым стеклом, лючок бензобака, вживленный в половинку заднего стекла, выхлопные трубы в порогах — все это были своеобразные «цитаты» из автомобильного дизайна 50-х годов прошлого века. Шильдики изготавливались из серебра и золота. Уникальная технология изготовления машины перевешивала все ее недостатки. Но не в глазах потенциальных клиентов. Поэтому Antas так и остался в единственном экземпляре.

Впрочем, уже через год Фаралли и Маззанти работали над новым автомобилем. Они впервые применили компьютерное моделирование и привлекли дизайнера — молодого Жолта Тарнока, только-толкьо окончившего колледж. Работа над новой моделью заняла восемь месяцев, и то итальянцы жаловались, что не уложились в намеченные сроки. Автомобиль назвали Vulca — в честь мифического этрусского скульптора Вульки. Кузов выполнялся по той же примитивной технологии. Однако новое купе посадочной формулой 2+2 было уже рассчитано на мелкосерийное производство, а не на индивидуальный пошив. Машина повторяла дизайнерскую линию, намеченную в Antas ‘е – за вычетом ретро-деталей.

Однако все получилось чересчур вычурным. Интерьер так вообще был образцом дурновкусия, и во всей этой бордово-кремовой мешанине было сложно узнать BMW M6 (E63). Ведь именно на базе баварской M-ки и создавался новый F&M. Итальянцы искали надежные узлы и мотор V10, так что альтернативы «немцам» не было. Мотор форсировали до 630 л.с и 630 Нм, в результате чего разгон до сотни у более легкого итальянца занимал сего 3,9 с. За одну машину итальянцы запросили 390 тысяч евро. Они обещали настроить автомобиль согласно пожеланиям заказчика, обещали поместить под капот более мощный мотор V12. После этого выпуска опять настала тишина на долгие четыре года.

За это время произошло несколько событий. В 2010 году Вальтер Фаралли решил посвятить себя старому семейному бизнесу по реставрации автомобилей. А вот Лука Маззанти продолжил заниматься новыми автомобилями под вывеской Mazzanti Automobili. Причем буквы F&M на вывеске сохранились. Партнеры утверждали, что и далее будут тесно сотрудничать. Интересно, что с нового официального сайта компании исчезли все упоминания о модели Vulca. Как будто бы ее никогда не было.

В конце 2011 года появились тизеры нового суперкара Луки Маззанти, названного Mugello. На них был среднемоторный суперкар в стилистике Ferrari или Pagani. Лука решил начать с чистого листа. Впрочем, дизайнер Жолт Тарнок старался придать облику машины черты предшествующих моделей. Чуть позже стали известны технические подробности и новое имя машины — Evantra. Суперкар планировали оснащать 3,5-литровым оппозитником мощностью 403 л.с. Обещали и 600-сильную версию с двумя турбокомпрессорами. Кузов машины на стальном каркасе мог быть выполнен из традиционного алюминия, либо из углепластикового композита.

Над Эвантрой работали как ни над каким другим автомобилем. Кузов продували в виртуальной аэродинамической трубе, тщательно выверяя его обводы. Для доводки машины Лукой Маззанти  был привлечен формульный инженер Ferrari Боркович, который до этого работал над суперкарами Пагани. Двухместное купе массой 1200 кг должно было не уступать в разгоне Ferrari и разменивать сотню за 3,7 с.

И опять год молчания. Но проект не умер. К концу 2012 года стало известно, что Evantra получит новый мотор. У Mazzanti Automobili появился китайский дистрибьютор, который потребовал более мощный силовой агрегат. Учитывая пожелания одного из самых серьезных автомобильных рынков, машину оснастили семилитровым V8 мощностью 701 л.с. Максимальная тяга в 848 ньютонметров достигается при 4500 оборотах коленвала. Автомобиль немного потяжелел, но динамические характеристики от этого не пострадали. Машина должна поступить в продажу в ближайшее время.

Штучная Эвантра не должна понравиться всем, утверждает Лука Маззанти. Стоит отметить, что вместо создания автомобиля под клиента, он пошел тем же путем, что и большинство мелкосерийных производителей суперкаров. И его новая машина практически ничем не выделяется из ряда среднемоторных купе и всецело следует канонам жанра.

Mazzanti Automobili заявила, что способна выпускать пять Эвантр ежегодно. Правда, непонятно, выполнит ли она обещания в этот раз. Ведь неугомонный Лука Маззанти может снова начать все с чистого листа.

Текст: Евгений Багдасаров


Все статьи в полном объеме доступны пользователям нашего мобильного приложения

Available on the AppStore