Статьи / Рубрика: People

Валентин Завадников: «Яхтсмен не может дружить против кого-то»
Ноябрь 2012 | People

Валентин Завадников – вице-президент Московской школы управления СКОЛКОВО, бывший член Правления РАО «ЕЭС России», сенатор Совета Федерации от Саратовской области, председатель комитета СФ по промышленной политике и первый заместитель председателя комитета СФ по экономической политике. А еще он яхтсмен. Яхтсмен-любитель, как это ни странно звучит. Странно потому, что его команда «Синергия» (в обоих смыслах «его команда», он одновременно и капитан и совладелец) выступает, причем очень хорошо, на самых престижных яхтенных соревнованиях мира.


Валентин Георгиевич, с каких судов вы начинали?
Первый раз на яхту я попал еще в возрасте двух-трех лет, потому что парусным спортом увлекался мой папа. Это было на Черном море. Потом отца распределили на Дальний Восток, в Находку. Лет до четырнадцати я практически жил на яхтах. Там я поступил в Высшее инженерное морское училище и, что вполне логично, тоже всерьез занялся этим спортом. Польша тогда гасила долги перед СССР товарами, и в том числе пластиковыми яхтами «Конрад-25». Вот на «Конрадах» и гонялся. На них все гонялись с начала восьмидесятых до середины девяностых, да и сейчас можно встретить. И еще: в 1988 году прошла Олимпиада в Сеуле, поэтому советские спортсмены тренировались у нас, на Дальнем Востоке. Чтобы акклиматизироваться, привыкнуть к тихоокеанской воде. И мы с ними соревновались к обоюдной пользе. Ну и сами по себе тоже ходили немало.

Приключения были?
Как-то на лодке советской постройки возвращались из вьетнамского Хайфона. Попали в тайфун. Лодка перевернулась, сделала кувырок, осталась без мачты. С двумя кусками – один, метров в пять, лежал на палубе, а другой, метров в двенадцать, болтался сзади. Содержимое аккумуляторов оказалось у нас под ногами. Каша из воды и кислоты. Много веселого... Кто-то упал, переломал пару ребер. Такую лодку тем не менее надо спасать. Кое-как поставили остаток мачты, закрепили и пошли во Вьетнам. До ближайшего берега 350 миль. Приборы не работали – шли на Запад по солнцу. Сумели определить свою широту, как сейчас помню – 16. Долгота не имела значения – ясно: где садится солнце, там и Запад. Решили – если идти 16 градусов на Запад, то придешь куда-то в район Нячанга. Так и получилось.

На той же яхте как-то головы мыли. Взяли специальный шампунь для морской воды. Намылились, окунулись, вылезли, смотрим – акула подплыла. Но немного все-таки опоздала…

«Синергия», ваша команда, уже тогда появилась в планах?
Нет, позже. В середине девяностых многие приморские предприниматели, и я в том числе, уехали оттуда. Кто в Москву, кто за границу… Причины? Неадекватность бизнес-среды, назовем это так. Уехали, в общем. О парусах временно забыли. А потом мы как-то с друзьями собрались и договорились скинуться, купить лодку. Без высоких целей. Чтобы просто отдыхать на ней, ну или там в любительских регатах участвовать. Стали выбирать яхту. И поняли, что так не получится. Либо круизер, который в принципе для гонок не годится, либо нормальное спортивное судно, но тогда и экипаж должен быть серьезно подготовлен. Выбрали, как можно догадаться, второй вариант. Купили пластиковый Grand Soleil40, переделали его в racing сruiser. Стали подбирать экипаж. Некоторые из тех ребят до сих пор участвуют в проекте…

А как формируется команда?
Мы старались выступать полностью российским экипажем. И сейчас стараемся, но это, к сожалению, невозможно.

Невозможно?
Спортивные результаты показывают, что… Вообще, я считаю, что до появления российской парусной команды мирового уровня еще не меньше 15 или даже 20 лет. Во-первых, у нас просто мало профессионалов в этой области. А во-вторых, без внешних носителей будет сложно изжить культурную среду «колхоза». Когда вместо коллективного движения вперед – дружба против кого-то. Поиски врагов, виноватых в наших неудачах. У иностранцев просто больше исторического опыта жизни в конкурентном пространстве. Поэтому пока приходится привлекать иностранцев.

Валентин Георгиевич, а ваша должность в Совете Федерации помогала команде?
Нет, и не могла помогать. Это же частный проект. Спонсоры – да, спонсоров мы ищем. Но они иностранные преимущественно. А государство и не должно помогать одной команде. Оно должно помогать развиваться спорту, в данном случае яхтенному. Ну вот была в середине «нулевых» яхтенная фотовыставка в фойе Совета Федерации. Не думаю, что это можно охарактеризовать как «государственное участие в делах команды».

Сейчас «Синергия» на какой яхте выступает?
Серия AudiMedCup, в которой команда принимала участие несколько лет на яхте класса «Транспак-52», прекратила существование в конце 2011 года. А мы же еще осенью 2010-го начали гоняться в RC44 – это один из ведущих монокорпусных классов, который разработал великий яхтсмен Рассел Куттс. Гонки на яхтах RC44 увлекательные и зрелищные. В них все хорошо: борьба, неожиданные повороты, спортивная интрига. И сам проект очень понравился. Хорошая, сложная лодка, не требующая запредельной физической подготовки. Крайне удачная с точки зрения логистики. Вся помещается в двух стандартных контейнерах. В сорокафутовом сама лодка, в двадцатифутовом все, что для нее нужно. Морские переходы – не для гоночных судов. А RC44 привез поездом, контейнеровозом, поставил на воду и гоняйся. И, главное, в этом классе собраны все лучшие спортсмены планеты. А с другими соревноваться и не так интересно. Ну и есть еще вторая яхта – класса Melges32, на ней мы пока только начинаем.

И как идут спортивные дела?
Как уже и сказал, сейчас «Синергия» выступает в двух классах – RC44 и Melges32. Сезон в RC44 получился сверхуспешным. Кто-то даже называет его историческим. Экипаж в межсезонье на сборах заложил хороший фундамент, набрал отличную форму и в сезоне стал показывать высокие результаты. На первой регате в 2012-м в Пуэрто Калеро взяли «бронзу» в матч-рейсе. На следующей – «золото». В итоге мы стали чемпионами серии в этом формате соревнований. Результат, несомненно, выдающийся. Начали побеждать в гонках флота. А Melges32 это относительно новый класс: компактные фиберглассовые яхты, высокие скорости, жесткая конкуренция. Мы дебютировали в нем минувшим летом, но планы у нас обширные. За ближайший год намерены принять участие в десяти с лишним регатах.

Как же у вас получается увязать такое серьезное занятие спортом с не менее серьезной работой?
Если ты что-то действительно любишь, то всегда сможешь увязать одно с другим. Я строю рабочий график так, чтобы участвовать если не во всех гонках, то во всех регатах.

Текст: Софья Пономарева


Все статьи в полном объеме доступны пользователям нашего мобильного приложения

Available on the AppStore