Articles / Rubric: Global

Обмен валют
Февраль 2012 | Global

Еще пять лет назад сложно было представить ситуацию, при которой мировые эксперты всерьез задумались бы над тем, что российская валюта может стать резервной. Однако кризис последних лет выявил необходимость реформирования международной денежной системы. И теперь МВФ вынужден искать альтернативу доллару.


Внимание привлекают валюты развивающихся стран с формирующимися рынками, которые в нынешних условиях обладают большим потенциалом, – в том числе и российский рубль. В случае скоординированных действий правительства рубль может стать резервной валютой, хотя для этого потребуется время. На международных площадках Россия не раз заявляла,  что крайне заинтересована в таком результате. Однако для достижения результата нужна как минимум четкая цель, а на данный момент у правительства нет единой программы. И тем не менее, в главенстве рубля на определенных территориях заинтересованы многие страны.

World Economic Journal рассмотрел различные варианты развития событий и предложил экспертам оценить реальные шансы рубля в качестве резервной валюты.

Монетарная история вопроса
Формирование резервных валют – процесс непростой и длительный. Самой молодой международной валюте – евро – для свободного хождения и конвертации понадобилось лишь несколько лет. Но поскольку евро изначально задумывался как валюта, распространенная на большой территории, расчетная валюта на мировых финансовых рынках, то это скорее исключение, чем правило.

Традиция международной торговли в  фунтах стерлингах складывалась на протяжении столетий, и лишь в VIII?XIX веках британская валюта главенствовала в качестве резервной. Этому способствовала колониальная политика, а в результате фунты использовали банкиры и торговцы на огромных территориях Австралии, Океании, Азии и Африки, а также Северной и Латинской Америки.

И все в британском королевстве было бы и впредь благополучно, если бы Вторая мировая война подкосила экономику не так сильно. К концу войны уже существенно больше 70% мировых запасов золота находились в Соединенных Штатах.  Всемирный финансовый центр теперь находился не в Европе, а в Америке, а в качестве новой мировой валюты на арену вышел доллар – со всеми вытекающими последствиями. Однако на тот момент он еще не воспринимался символом процветания и благополучия. Судьбу зеленых банкнот решила Бреттон-Вудская конференция 1944 года: на ней лидерами 44 стран была официально закреплена ключевая роль американской валюты в мировой финансовой системе, были введены новые правила организации денежных отношений и торговых расчетов.  С того времени важнейшие международные валюты подкреплялись государственными резервами – золотом.

Однако столь логичная финансовая модель оказалась несовершенной – и ее основные недостатки выявились уже через пару десятилетий после введения. Первым главное противоречие Бреттон-Вудской системы сформулировал американский экономист Роберт Триффин – и, увы, принципы, закрепленные в 1944 году, уже не соответствовали новым реалиям.

В середине 70-х годов XX века Бреттон-Вудскую систему заменила Ямайская, а на смену золотому стандарту пришел принцип свободной конвертации. С той поры и по сей день значение курса резервной валюты устанавливается в зависимости от спроса и предложения на международных валютных рынках.

Долгое время система функционировала весьма успешно, но кризисы, последовавшие с 2008 года один за другим, лишили мировую экономику иллюзий. И сейчас, впервые после крушения Бреттон-Вудской системы, на международных площадках развернулась широкая дискуссия по вопросам будущего всемирных валют. Однако ответ на главный вопрос – «Что дальше?» – она пока не дает. Любая валюта, которую эксперты и политики разных стран предлагают в качестве резервной, несовершенна. И даже специальные права заимствования (SDR) – искусственное резервное и платежное средство, которое было создано МВФ с целью преодоления «парадокса Триффина» и сейчас используется для уменьшения колебаний обменного курса и стремлений к избыточному накоплению золотовалютных резервов (что чревато рисками глобальных дисбалансов), – пока не оправдывают надежд. Как бы МВФ ни стремился вводить SDR в оборот, спрос на эти наднациональные бумаги сравнительно невысок, их ликвидность и значимость почти на нуле…

Большие надежды экономисты и инвесторы возлагают на юань. Сейчас Китай пытается побороть проблему конвертации, открыв юаню доступ на мировые рынки. Все больше компаний используют юань для международных расчетов, все чаще инвесторы вкладывают в юани свои сбережения. И хотя оборот в юанях на ежедневных торгах пока  еще небольшой, интерес к этой валюте растет колоссальными темпами. Тем более что Китай – главный кредитор Америки и главный кредитор мира, он может диктовать условия ведущим экономикам и уже начинает использовать эту возможность для постепенного вытеснения доллара юанем. Идеолог создания единой европейской валюты, Нобелевский лауреат по экономике Роберт Манделл неоднократно заявлял, что у юаня есть все шансы стать резервной валютой даже в том случае, если правительство Китая ничего не будет для этого делать. Впрочем, все доводы в пользу юаня не отменяют политические риски. Экономика Китая по-прежнему очень закрыта, а курс юаня в большей степени зависит от политики правительства и лишь в меньшей – от результатов торгов на бирже. Многие эксперты опасаются, что нынешний перекос финансовой и экономической  системы произойдет в сторону Китая – и тогда завышенные надежды обернутся азиатским дублем американской истории...

Шансы в обозримом будущем
Рубль – потенциальная резервная валюта, как минимум, на региональном уровне. C этим утверждением сейчас уже мало кто готов  поспорить. Но когда президент России Дмитрий Медведев впервые озвучил предложение сделать рубль резервным, то оно даже  не вошло в повестку дня антикризисного лондонского саммита G-20, который состоялся в апреле 2009 года. Однако ситуация в корне переменилась сразу после того, как Россию поддержал президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. Его мнение в этом вопросе оказалось настолько существенным, что уже через пару месяцев возможности рубля в качестве региональной валюты обсуждались на самом высшем уровне – на  саммите «Большой восьмерки». Годом позже валютные амбиции России тепло приветствовались МВФ: в Москву даже прибыла специальная делегация, чтобы обсудить перспективы.

Впрочем, это не исключает некоторого скепсиса. Несмотря на то что у России благоприятная ситуация с госдолгом, экономика вполне подходящих масштабов – едва ли не главный камень преткновения «в небольшой эмиссии по сравнению с традиционными эмитентами резервных валют». У экспертов МВФ возникает опасение: сможет ли Россия удовлетворить тот огромный спрос, который существует на резервные валюты? Гораздо реалистичнее сделать рубль валютой региона. Но и тут есть своя загвоздка: небольшое число торговых партнеров, которые готовы подстраиваться под рубль. Однако президент Медведев считает, что большинство сырьевых сделок можно перевести в рубли. И тогда сырьевая экономика для российского рубля станет такой же отправной точкой в процессе приобретения статуса резервной валюты, как трамплин для ныряльщика...


All articles are available in full version for our mobile apps users

Available on the AppStore